Слухати

Бойовики у Слов’янську викидають людей з домівок, стріляючи їм під ноги, — сепаратист

29 травня 2014 - 16:55 61
Сепаратист з Слов’янська, який був на боці терористів, а потім вирішив піти від них

separ 3В ефірі «Громадського радіо» Ігор, сепаратист з Слов’янська, який був на боці терористів, а потім вирішив піти від них. За це його кинули до підвалів СБУ, захопленого сепаратистами, та збиралися розстріляти.

Йому дивом вдалось врятуватися. Він розповідає, що бойовики отримують по тисячу гривень за день. «В місті дуже багато чеченців, вони інструктують українців. Серед місцевих жителів багато жертв. Сепаратисти примусово викидають людей на вулиці з домівок, стріляючи їм під ноги», — каже Ігор.

«12 апреля 2014 года я делал пробежку в городе Славянске Донецкой области. Увидел митинг, звучало, что к власти пришла хунта, которая нанимает боевиков, чтобы расстреливать людей в Донецкой области. На тот момент было погибших около 10 человек в Славянске.

Я вместе с другими ополченцами, неосознанно, решил поддержать. Ополченцев было больше чем полтысячи. Были и местные и приезжие из России. Стрелок заведует передовыми блокчастями. А материальным обеспечением Вячеслав Пономарев.

Пришел в горотдел, меня завербовали, я рубил дрова, строил баррикады. Потом пришли люди, завели в горотдел и объяснили задачу. Задача состояла в том, чтобы стоять на второй баррикаде в горотделе. Горотдел захватили вместе с жилыми домами. Сначала ничего не предлагали, потом уже в мае платили по тысяче гривен в день простым ополченцам. Финансирование шло не из Украины.

Числа 14-ого я увидел хуже, чем беспредел от ополченцев. 15-ого мы патрулировали город, увидели девушку без документов. Ее отвели в горотдел, в течение часа разбирались. Потом эту девушку изнасиловали.

После этого начали выгонять людей из домов, простреливали людям ноги и выкидывали из квартир.

Почему сейчас в Славянск заезжают чеченцы? Они заезжают не за тысячу гривен и не за десять тысяч, а за большую сумму. Они начали появляться в конце апреля-начале мая. Есть зашифрованные сведения об КАМАЗах, о машинах, о бронетехнике, о зашифрованных складах и скрытых блокпостах.

Сначала местным жителям «запудрили мозги», а до конца апреля увидели, что они творят… Люди уже не поддерживают. Они не могут оказывать сопротивления, они боятся. За день до моего побега был митинг, на который пришли 150 человек. Есть и молодежь, но в основном это люди старше 40 лет. А большинство людей уже просто ненавидят их. Нет денег, нет работы, не поставляются продукты.

По поводу информации, что готовится провокация с подрывом Химпрома и газовой атаки, первый раз слышу. Да, на Химпроме есть люди. Но, насколько я знаю, Химпром вырабатывал только красный и желтый фосфорт, и он закопанный. Это просто может быть испуг, чтобы напугать солдат украинской армии, которая прижимает все ближе и ближе.

Из ополченцев – 90% за сепаратизм, 5% — за заработок, а 5% — россияне. Единственное, что я не могу утверждать, потому что нет документов, которые это доказывают.

Паника есть насчет оружия, оружия хватает, но они начинают «грызца» между собой. Они разделились на две группы. Есть ополченцы и есть так названый «закон». Это область захваченного Славянского авиационного технического училища и захваченного СБУ Украины. И есть горсовет и горотдел. Они стоят «за идею», но не могут разделить власть. Те, кто отказывается от власти, тех расстреливают. 28 мая утром на площади расстреляли трех людей на площади Славянска за то, что они отказались служить ДНР. Это показатель, чтобы люди знали и боялись.

Четыре-пять дней я отстоял. Меня меньше чем через месяц нашли, закрыли на СБУ-подвал. Условия подвала – вода и сырость. Кровати нет, кормления нет. Заставляли рыть блок-посты на передовых. Есть и мирное население, которое там закрывали. Например, прошелся с пивом в 10 часов или с перегаром. Хотя комендантский час после 12-и, а начинают в 8 часов.

По моим подсчетам, когда я сидел в подвалах, в моей комнате было 10 человек, в соседней около 20-и, а другие комнаты рассчитаны на большее количество людей. Это люди, которые отказались служить, люди, которые «не вышли лицом», а также за малейшее правонарушение. Приходили матери, просили сыновей выпустить, их не выпускали и матерей могли загнать.

Есть жертвы среди мирного населения. На Семеновском блокпосту стоит артиллерия украинской армии. У сепаратистов также есть НОНы, минометы и гаубицы. По моим расчетам, украинская армия никак не могла попасть в жилые дома. Там около километра. Моему другу оторвало полноги и снаряд летел из города.

Есть обучение молодежи, проводят ее чеченцы возле Славянского авиационного технического училища. Есть два вида обучения. Первый вид обучения – дезбатрота: выманивание украинской армии спереди, а добровольцы и чеченцы заходят с тыла. Я попал в дезбатроту за то, что отказался служить. Обучают чеченцы, которые прошли по 4-5 войн, есть украинцы, которые их поддерживают и есть россияне.

Я смог обхитрить Стрельцова, Пономарева и других людей и убежать от них. В Киеве несколько дней. Один человек открыл мне глаза. На Востоке ненавидят Правый сектор, потому что людям внушили, что правый сектор расстреливает людей. Это говорят по телевидению российскому. Я поменял свою точку зрения», — розповів Ігор.

 

Фото: u-96.livejournal.com

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
Facebook Twitter Google+