Слухати

«ЛНРовцы сказали, что сожгли мои личные вещи», — Вікторія Івлєва, російська волонтерка

18 березня 2015 - 19:57
Російська волонтерка Вікторія Івлєва, якій учора в ЛНР не дозволили вивезти на територію, підконтрольну Україні, автобус із 45 біженцями, розповідає про ще один катастрофічний наслідок таких дій

Російська волонтерка Вікторія Івлєва, якій учора в ЛНР не дозволили вивезти на територію, підконтрольну Україні, автобус із 45 біженцями, розповідає про ще один катастрофічний наслідок таких дій. Окрім того, що мами з дітьми, у тому числі з немовлятами, мусять тепер залишаться в зоні бойових дій, постраждалими внаслідок вчорашньої історії є також інші люди. На непропущеному автобусі назад у самопроголошену ЛНР мав виїхати гуманітарний вантаж для Алчевська. Тамтешні багатодітні мами лишилися без дитячого харчування й памперсів. Сподобався матеріал? То підтримай Громадське радіо! 
Івлєва Вікторія Івлєва розповідає й інші подробиці вчорашньої ситуації. Наприклад, що чиновники ЛНР чудово знали, що саме відома російська волонтерка везе людей на мирні українські території, і що в цих діях немає нічого незаконного.

Російська волонтерка і журналіст Вікторія Івлєва, якій учора не дозволили вивезти мам з дітьми з ЛНР, розповіла Громадському радіо подробиці свого 4-годинного затримання.

- Они остановили это автобус чтобы его не пустить. Они знали кто в автобусе.

- Откуда они могли узнать? У вас есть какие-то догадки?

- Да. У меня есть догадки. Но я их пока озвучивать не хочу.

- Как происходило лично ваше общение с представителями ЛНР?

- Меня задержали. Сначала мне сказали, что должны проверить мою карту, что в ней записано. Потом они мне сказали, что эту карту я смогу получить на блокпосту через два дня. Потом они придрались к чему-то еще. Потом они просто сказали, что дальше они меня не пропустят. Я не могу сказать, что мне кто-то хамил, но у меня украли телефон. Вот у меня симка другая. У меня украли телефон с моими журналистскими записями. У меня украли, естественно, списки людей на вывоз. У меня украли списки медикаментов, которые мы должны были везти в органы соцзащиты Луганской области, потому что они в совершенно бедственном положении. Все это было украдено. А в конце моего 4-часового пребывания на блокпосту мне сказал человек по имени Рустам, местный житель, что все сожжено.

- Виктория, скажите, они вам предъявляли претензии в том, что вы вывозите…

- Они мне не предъявляли никаких претензий! Они меня просто держали.

- Просто держали. То есть они вам не озвучивали, что вы задержаны из-за того, что вы координатор этого конкретного автобуса?

- Нет. Они об этом ничего не говорили. То есть я понимала, что это связано с автобусом. Потом уже восстановила картину событий и знала, что как только автобус двинулся мне на встречу, они его остановили и развернули обратно и повезли детей всех к зданию ОГА Луганской.

- Что происходило потом с людьми, которые были в автобусе?

- Я не знаю. Им дали какую-то помощь. «Вице-премьер по гуманитарным вопросам» сообщил им, что их везли неизвестно-куда, в Лисичанск там какой-то, всех там бросили, расстреляли, отобрали печень-почки, то ли отдали в проститутки. Я уже не знаю, что он рассказывал, господин Никитин Василий Александрович. Мы, к несчастью, знакомы. И он прекрасно знал, кто я. Он знал, что я гражданка России и он знал, что я волонтер гуманитарного российского фонда, благотворительного, достаточно известного в России. Он все это знал, поэтому он стоял и этим людям нагло врал. Потом их всех отпустили домой, раздав по какой-то гуманитарке».

Окрім того, що на підконтрольні Україні території не змогли проїхати 45 дітей і мам, у цій сумній історії є й інші постраждалі. З невипущеним автобусом на територію ЛНР мав їхати гуманітарний вантаж для багатодітних мам Алчевська. Через дії ЛНРівців вони лишися без дитячого харчування і памперсів.

- Автобус с детьми и родителями должен был выехать через блокпост ЛНР и доехать до украинского блокпоста. Дети с родителями должны были выйти из этого автобуса, пересесть в приготовленный украинской стороной транспорт и ехать дальше. Автобус мы должны были загрузить памперсами и детским питанием, и он должен был уехать в Алчевск, в алчевскую организацию женщин, которая работает с многодетными матерями и раздает эту гуманитарную помощь там.

- Виктория, вот в сообщении от ЛНР не фигурирует ваше имя и фамилия. Как вы думаете, это намеренно?

- Я думаю, что это намеренно. Потому что у них была на меня четкая ориентировка. У них было наше письмо, определенного рода заявка, где мы согласуем с украинскими военными, которые нам помогают. Я думаю, что это намеренно, да. Более того, накануне выезда, то есть позавчера, мне звонила депутат «парламента ЛНР», некая Ольга Кобзева, которую я тоже имею несчастье знать физически, лично. Я пыталась в декабре вывезти оттуда Славяносербский психо-неврологический интернат, который находится на линии огня, и мне не дали разрешения, сказав, что «мы наших людей никому не отдадим». Так вот госпожа Кобзева долго расспрашивала меня, нет ли там сирот. Но ни одного сироты там не было, там были только дети с родителями. И это был выбор людей — куда они хотят ехать. Там было несколько пожилых людей, не очень здоровых, которые ехали, видимо, оформлять пенсии. Вот она меня несколько раз переспросила, сколько там сирот. Видимо, они сами достаточно часто обманывают, и они решили, что и мы будем обманывать. Но мы никого не обманывали.

- То есть они искали предлог, чтобы задержать автобус?

- Нет, я думаю, что они считали, что там выезжают сироты. Которые, как они считают, принадлежат их государству, или как его там назвать.

- Виктория, скажите, после этих четырех часов на блокпосту они вас просто отпустили на все четыре стороны?

- Да, они мне сказали, что они сожгли все, что они у меня украли и что я могу идти.

Анастасія Багаліка – для Громадського радіо.

EU

Матеріал є частиною проекту Hromadske Network, підтриманого Європейською комісією.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
FacebookTwitterGoogle+