Слухати

Чтобы согреть детей, кладу в постель нагретый кирпич, — луганчанка

12 листопада 2014 - 14:51
FacebookTwitterGoogle+
Жители Луганска изобретают свои способы обогрева домов, радуются свету полной луны и тренируют зрение в темноте неосвещенных улиц и квартир

цегла_14_11_12 Жители Луганска выживают вопреки всем и всему, изобретают свои способы обогрева домов, радуются свету полной луны и тренируют зрение в темноте неосвещенных улиц и квартир.  Что такое «до» войны и «после» и насколько ценной считается вода в городе, поделилась  жительница Луганска Оксана Пронина.

Оксана работает няней в одном из детских садиков Луганска и пока не спешит отправлять детей в школу. Днем, когда она на работе, с сыновьями сидит бабушка. А вечером вся семья собирается на кухне, возле теплой газовой плиты. Но скромный ужин при свечах совсем не кажетеся им романтичным. Они — считают дни до декабря, когда местные власти обещали возобновить подачу электричества.  Во время нашей беседы на улице вдалеке слышны раскаты «Града», а дети Оксаны Прониной в это время спокойно играют во дворе.

Журналист: в городе очень холодно, и я слышала, что люди придумывает различные способы борьбы с холодом. Возможно, у вас есть свои способы?

Оксана: есть, греем кирпичи, я одеваюсь тепло. Так как у меня детвора, я включаю газовую печь, ложу красный кирпич жароустойчивый. Когда детвора ложиться спать под теплое одеяло, я  накрываю кирпич одеялом, а они ноги кладут и согреваются. А так вообще очень холодно, сыро.

Журналист: а как дети, тяжело ли им справляться с холодом ?

Оксана: тяжело, но дело в том, что они привыкшие к этим условиям. Они пережили летом, когда нам пришлось по подвалам бегать, они все понимают и стараются держаться, хотя видно, что им тяжело – вечером хочется свет включить и поиграть, и чтобы тепленько было. Пока молчат, терпят.

Журналист: а сколько времени у вас уже нет света?

Оксана: я приехала 18 сентября, до этого была в Родаково, там свет и вода есть. А в Луганске света нет наверно с 18-19 июля.

Журналист: поделитесь способами выживания в темноте, не появляются ли суперспособности?

Оксана: появляются, когда встаю ночью, знаю, где туалет, зрение становится острым, развивается осязание. Еще хорошо помогает, я шторы не закрываю и светит луна полная, светло так в комнате. Люди привыкают ко многому, но с детьми тяжелее. Очень за них обидно, вроде бы сейчас и время такое современное, а мы сидим без света и воды.

Журналист: но несмотря на подобные условия я обратила внимание, что люди не жалуются. Некоторые терпят, а кто-то надеется на лучшее и верит, что возможно новая власть придет и все это сделает. Вы верите в это?

Оксана: я надеюсь на хорошее, потому что плохого уже через крышу.

Журналист: многие в Луганске при разговоре часто употребляют фразу «до войны». Как вы разграничиваете прошедшие месяцы на время до войны и после.

Оксана: до войны мы не боялись выйти из дома, куда-то поехать с детьми, а после войны все резко изменилось – мы не можем к родным поехать, людей раскидало, кто куда уехал, убежал. Мы боимся того, что будет завтра, все изменилось.

Журналист: война закончилась. Соответственно должно прийти время подъема – подъем настроение от того, что все плохое наконец-то закончилось, надежда должна быть, но по людям подобного не скажешь.

Оксана: я надеюсь, потому что у меня двое детей, и я хочу надеяться на лучшее, потому что ехать нам некуда, да мы и хотим здесь остаться. Но это тяжело – каждый день сидеть и знать, что у тебя нет ни денег, ничего – это очень сложно.

Журналист: а где ваши детки днем греются?

Оксана: на улице, пока солнце. Не знаю, не хочу никого винить, это все будет решаться на высшем уровне, не хочу обвинять ни тех, ни тех, будем терпеть, раз так уже. По крайне мере лишь бы не стреляли, это самое страшное.

Журналист: лично для меня парадоксально – буквально в нескольких километрах от Луганска есть города, где есть свет, вода, тепло, люди могут посидеть в кафе, зайти в интернет и посмотреть погоду на завтра. И совсем рядом Луганск – тоже город, где те же люди, но у них этого нет.

Оксана: я переоценила это сейчас, для меня вода — как на вес золота. Если бы мне сейчас сказали выбрать между водой и золотом, я бы не раздумывая выбрала воду. Потому что сейчас каждую капельку экономишь . Сейчас, когда стреляют вдалеке, мы уже не боимся, у меня дети сейчас играют на улице. Когда идешь по городу и бахает – уже не падаешь на землю, а идешь себе.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.