Слухати

Хотите к Путину, езжайте, вас никто не держит! — переселенка из Донбасса

02 грудня 2014 - 19:24 621
Facebook Twitter Google+
Несмотря на распространенное мнение, о том, что в Донбассе сплошь сепаратисты, вынужденные переселенцы продолжают доказывать обратное

10814156_671854882931780_2107411988_nНесмотря на распространенное мнение, о том, что в Донбассе сплошь сепаратисты, вынужденные переселенцы продолжают доказывать обратное. Они признаются, что на оккупированных территориях многие ждут освобождения, но вооруженные боевики не позволяют вслух заявлять о своей поддержке Украины. Об этом  «Громадському радіо» рассказала Тамара Свердлова, переселенка из Луганской области. Из соображений безопасности мы не называем ее основного места проживания.

По словам женщины, её родной посёлок ждёт возвращения Нацгвардии, и люди давно определились, с кем они хотят быть.

«С Украиной. Только с Украиной, но люди боятся признаться, потому что у них нет оружия. А через наш посёлок Россия постоянно гонит технику в больших количествах. Сейчас 70 процентов за Украину. Я одного не понимаю, если вы хотите жить в России – едете в Россию. Хотите к Путину – езжайте, вас никто не держит»

Тамара рассказывает, что в их посёлке, занятом сепаратистами, идут преследование за инакомыслие. Инакомыслящими считаются все, кто против Луганской народной республики. Женщине сказали, что если у неё найдут символику Украины –она понесёт наказание. Сейчас Тамара переехала в Киев, и очень хочет забрать своих родственников.

«Планируем забрать, но есть моменты, которые очень тяжело решаются. Там укоренилось такое представление, что здесь «бандеровцы», которое муссировалось коммунистами ещё 70 лет назад. С тех пор так и не поменяли пластинку, продолжая людей запугивать то бандеровцами, то фашистами. Теперь начинают пугать, что Америка придёт и рабами всех сделает. Но я не вижу тут Америки, вижу только натуральный русский фашизм. Там где я проживала, село было расстреляно за то, что там стояла Нацгвардия и Айдар. Расстреливали русские ГРУшники. Местные сепаратисты – одна алкашня, наркоманы и такой контингент, который даже в армии не служил, и стрелять не умеет. А так как нас обстреливали градами, вели миномётный обстрел, обстреливали из тяжёлой артиллерии. Это профессионалы. Мне пришлось общаться, когда ушла Нацгвардия и зашли местные сепаратисты и россияне, общались с  одним человеком, очевидно из Москвы, который говорил, что пришёл освобождать нас от бандеровцев. Я прожила 60 лет в Украине и 23 года в независимом ,демократическом государстве, и никогда не видела бандеровцев и не была рабом. Вместе с ними зашла чеченская молодёжь, они рассматривали нас, как зверей в зоопарке.

Пока в посёлке стояли Нацгвардия и Айдар, нас усиленно обстреливали с российской стороны. Даже наши сепаратисты, которые прятались в полях, они были поражены тем, что обстрел идёт с Митякинской станицы и Миллерово. Многие были в ужасе. У сепаратистов были разрушены дома. Они поддержали русский фашизм и войну. Многие пошли туда потому что не за что жить, и они пошли в ополчение, надеясь, что побегают там с автоматами, а за это им будут платить деньг»

Также Тамара не скрывает своей неприязни к событиям, развязанными Россией на украинской земле.

«Это вообще средневековье – поведение Путина и той банды, которую он воспитал. Он воспитал машину убийц, которые были в Приднестровье, в Грузии, которые сейчас пришли на Донбасс. Это эскадроны убийц»

Несмотря на то, что ее родное село сейчас под контролем пророссийских боевиков, женщина уверена, что в скором времени Украине удастся отвоевать свои территории и на Луганщине восстановится мир.

«Я сейчас могу заявить, что через год, такого руководителя как Путин в России не будет. Какими силами от него избавятся, я не знаю, но его не будет. Украина победит, потому что мы защищаем свою землю. Мы не лезем на чужие территории. До лета мы с ними справимся»

Пока же Тамара старается поддерживать своих односельчан информационно, она регулярно передаёт через своего мужа украинские  газеты и журналы, и просит верить, что Украина победит.

Дарья Куренная для «Громадського радіо»

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.