Слухати

«В полоні бійцям не можна плакати і показувати слабину» — Адріан, доброволець

16 січня 2015 - 17:24 578
FacebookTwitterGoogle+
Адріан, доброволець батальйону "Донбас", потрапив в полон у дуже незвичний спосіб. Його не полонили в бою, не напали в неочікуваному місці, Адріан сам приїхав в Донецьк для того, щоб визволити друзів
АдріанАдріан, доброволець батальйону «Донбас», потрапив в полон у дуже незвичний спосіб. Його не полонили в бою, не напали в неочікуваному місці, Адріан сам приїхав в Донецьк для того, щоб визволити друзів, які були у підвалах бойовиків ще від часів Іловайська.
В полоні він поводив себе також не зовсім звичайно — голодував до втрати свідомості, відмовлявся виконувати накази своїх тюремників, ставив умови і таки досяг мети — бойовики відвезли впертого вояка до його друзів. Зараз всі вже на волі, хоча Адріана звільнили в остнню чергу, аж на початку січня. Й то випадково, — каже він. За словами нашого співрозмовника у питанні обміну полоненими все залежить від рядових бойовиків-конвоїрів на місцях, захочуть — сховають невдаху полоненого так, що його не знайдуть і не обміняють.

Обмен состоялся наш 2 января – это был неожиданный обмен. Я хочу отдельное спасибо сказать батальону «Днепр — 1», потому что они захватили одного из наших врагов, сепаратиста батальона «Восток». В плену я пробыл 46 дней. К тому моменту мои два друга были уже 4 месяца в плену под Иловайском. Я заметил, что никто не занимается их освобождением, я понимал, что нынешняя власть боится, что такое количество добровольцев возвратилось в Киев.

Мне обещали, что со дня на день их выпустят. Потом я не выдержал и ушёл из больницы в начале октября и поехал в зону АТО, чтобы провести переговоры по освобождению своих друзей. Я контактировал с другом из Донецка, он сказал «приезжай» и дал мне информацию, где они находятся. Украинские блокпосты я проехал без проблем, потом ещё два блокпоста ДНР. У меня там проверили телефоны, спросили куда еду. А когда приехал в Донецк, то у меня потерялась связь с человеком, с которым я договаривался.

Но мы договорились встретиться у ТЦ «Золотое кольцо», там я прождал его около 3,5 часов. Начало темнеть и я стал следить за одним ополченцем, были мысли захватить его в плен, чтобы ехать с ним в Иловайск и там обменять его на моих друзей. Но меня опередили мои соперники, подошли проверить документы, и так я попал в плен.

У меня есть предположение, что меня всё-таки предали , а может, начали следить. Я сам признался, что доброволец батальона «Донбасс» и приехал за друзьями. Меня кинули в багажник и увезли. Я не знал, где я находился. Первые трое суток были моими самыми страшными пытками. Потом меня отправили на особый отдел. Меня и подвешивали вверх ногами, заставляли убирать туалеты, но я отказался, забежал в камеру и воткнул в руку нож. Таким образом, я показал, что не нужно меня унижать. Меня бросали в одиночку за плохое поведение, всё остальное время я сидел в камере с гражданскими и военнопленными, там нас было 15 человек.

Первые 20 дней была полная информационная блокада. С первого дня я объявил голодовку, но занимался, отжимался, боксировал. Сепаратисты с меня смеялись, но не сломали. На 13 день я упал в обморок. Когда меня привели в чувства я начал требовать, чтобы меня отвезли к моим друзьям. На 30-й день я был в Иловайске, мне дали час пообщаться с ними. В Иловайске было 70 пленных батальона «Донбасс», которых привезли якобы восстанавливать разрушенный город.

Моих друзей освободили, когда был большой обмен 27 декабря, когда обменяли 220 на 150. Я в этот обмен не попал, так как был отправлен на подвал. Как потом мне рассказал один из сепаратистов, что всё решают они, а не руководство ДНР. Тогда я понял, что застрял надолго.

Второго января ко мне в камеру зашёл человек и сказал, чтобы я одевался, меня меняют.

К нам неоднократно приезжало ОБСЕ, чтобы посмотреть на пленных. Я знаю, что в ДНРовском списке я был второй на обмене, но не вошёл даже в те 150 человек.

Возможно, слушателям это не понравится, но среди ополченцев тоже есть нормальные люди. 23 годы мы жили вместе и находили общий язык и за полгода войны мы не можем так сильно ненавидеть друг друга. Мне жаль этих людей, они обмануты идеологией русского мира. Они уже, наверное, и не рады, что взяли автомат в руки. Они уже не могут вернуться в гражданских, но так, же и не могут больше держать оружие. Но там очень много русских добровольцев, которые заявляют, что дальше они будут идти на Днепропетровск, Одессу и Киев. Мне тяжело говорить о соотношении местные – наёмники. Но когда я находился там, то видел людей из Дагестана, Чечни , Ингушетии, русских, которые прошли чеченские кампании. Но и местных много взяли в руки оружие.

Меня даже пробовали вербовать в ДНР, но я верен Украине. Сейчас я хочу отдохнуть, видеть, что люди ходят на дискотеки, в кино, потому что хочу видеть радостные лица.

Анастасія Багаліка для Громадського радіо.

Лого Канада новыйПрограма «Хроніки Донбасу» на Громадському радіо підтримана Канадським фондом місцевих ініціатив.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.