Слухати

«Громадська думка в Криму змінюється і українська влада має на це відреагувати», — Ескендер Барієв

19 лютого 2015 - 11:35 27
Facebook Twitter Google+
В Криму переслідують проукраїнських громадян, журналістів, правозахистників - говорить кримський активіст Ескендер Барієв
Ескандер БерієвВ Криму переслідують проукраїнських громадян, журналістів, правозахистників — говорить кримський активіст Ескендер Барієв. Те, що зараз відбується на півострові повністю виходить за рамки правового поля. Навіть за законами Російської Федерації. Громадська думка в Криму почала змінюватися у січні, тому що почалися затримки виплат. «За нашою інформацією у Севастополі, такому важливому для Росіії місті, досі не виплатили заробітні плати і пенсії за січень» — говорить наш гість. 

Що сталося в Криму, що змусило вас виїхати?

На самом деле мы выехали запланировано, потому, что мы, после того, когда мы планировали в конце января выехать на материковую часть Украины для того, чтобы провести ряд запланированной работы. И 17 января мы провели вторую все Крымскую конференцию комитета по защите прав крымско-татарского народа, где было принято 4 документа. Это обращения на имя генерального секретаря ООН Пан Ги Муна, где конференция обратилась, чтобы международное сообщество могло повлиять на то, чтобы не призывали в вооруженные силы Российской Федерации представителей коренных народов крымских татар, караимов и крымчаков.

Второе обращение на имя президента Турции, где говорилось о том, что при встрече президентов Турции и РФ была дана не совсем точная информация, о том, что нарушаются и права крымских татар и других жителей Крыма.  Третье обращение было направлено на имя президента Украины в связи с тем, что действует закон, по восстановлению прав лиц по национальному признаку и как раз таки, что в рамках этого закона должны быть адаптированы другие законы Украины.

В этом обращении обратили внимание на 2 основных пункта, которые нас волнуют. Сейчас в Крыму активно планируют разрушать те самострои, которые находились в Крыму на протяжении 20 и 15 лет  и десятки тысяч людей могут лишиться своего имущественного права. Второй пункт, о том, что украинский парламент мог бы принять постановление по возвращению исторических названий в Крыму. Это идея возникла в ответ на то, что заявил Жириновский, что планируют они Крым переименовать в Тавриду.

Что касается нас, то по дороге, когда мы выезжали из Крыма на конференцию нас было трое, нас остановили. Обычно нас держали постоянно из-за моего паспорта на протяжении часа – трёх, но потом отпускали, мы уже привыкли к этому. На этот раз нас вернули, крое того нас завели в такой вагончик, где маленькая была комнатка с двухъярусной кроватью и пытались нас закрыть. Мы тогда начали говорить «на каком основании вы нас закрываете?», потом нам позволили всё-таки находиться в автомобиле по нашему требованию.

И так мы просидели около 8 часов. Потом пригласили Синавера Кадырова, у которого впоследствии решением суда выдворили из Крыма. Мы получили информацию из СМИ, которую мы проверили на сайте прокуратуры республики Крым, где было написано о том, что открыты уголовные дела по шести статьям 29 января 2015 года, где прямым текстом идёт намёк о том, что три координатора будут подвержены уголовным преследованиям за свои деяния.

А чому вони вас називають неофіційною організацією? Тому що ви не перереєструвалися згідно законодавства Російської Федерації?

Дело в том, что в соответствии с законодательством РФ группа людей, которые объединились, могут создать организацию и нет необходимости даже регистрироваться. Мы изначально провели учредительную конференцию – это было 9 ноября 2014 года, после чего мы провели пресс-конференцию, что на территории Крыма есть такая организация, что мы не собираемся специально регистрироваться, но в рамках правового поля РФ такое возможно. Нам в последующем не разрешали проводить массовые мероприятия, посвященные, в том числе и международному дню прав человека. В нарушение того же российского законодательства.

Чи можете ви назвати якісь критерії за якими в Криму відбувається обмеження прав людини? На кого в першу чергу направлені ці обмеження і гоніння?

В первую очередь те люди, которые имеют проукраинскую позицию. Второй критерий – это журналисты, которые пытаются давать объективную информацию. Следующий критерий – правозащитники.

Ви зараз не можете поїхати в Крим?

Сейчас в принципе гипотетически я могу вернуться. Но я должен быть готов к тому, что меня могут арестовать. Нужно думать о том, что важнее – поехать, чтобы арестовали или продолжать правозащитную деятельность.

Ви говорили, що переслідуються люди з проукраїнською позицією. Що вони інкримінують цим людям?

Они используют разные подходы. Как пример с Ахтемом Чийгозом, он представляет политический орган крымских татар. Когда завели уголовное дело по событиям 26 февраля, на самом деле 26 февраля был полный контроль над Крымом украинской правовой системой. И наверное 26 февраля должна заниматься прокуратура Украины. На меня скидывали заведомо ложную  информацию, что я агент США и СБУ, и об этом говорили по первому крымскому каналу. Вторая статья, которую пытаются на нас навесить, что мы якобы финансируем экстремистскую деятельность как иностранные агенты. Третья статья за посягательство на целостность РФ.  Четвёртая статья за экстремистские заявления.

Чи змінилися настрої кримчан, коли вони бачать те беззаконня по відношенню до активних громадян?

Недавно были озвучены некорректные  данные по результатам телефонного опроса, в котором чуть ли не 92% довольны тем, что происходит в Крыму. Представьте, звонит вам на домашний телефон и спрашивает такое. Люди могут подумать о том, что это ФСБ и не будут давать ту информацию, которую они могли бы дать. Если проследить за динамикой, после референдума динамика пошла к росту. Выросли зарплаты, в больницах было много гуманитарной помощи из РФ, поэтому абсолютно бесплатно оказывалась помощь, пенсионеры получали большую пенсию. Цены в разы повысились, и процессы были видны, люди реально чувствовали нормальную заработную плату. Динамика стала меняться ближе к первому января. И сегодня, когда многие медсёстры и врачи стали получать в разы меньше, у пенсионеров начались задержки с выплатами, то люди начали чувствовать.

Чи може кардинально змінитися суспільна думка в Криму?

Даже те крымчане, которые пошли на тот референдум, они представляли, что они будут жить как в Украине при тех ценах, при тех условиях, и хорошей зарплате, которые на тот момент в России были выше. Тот социальной фактор, для психологии крымчан, как задержка пенсий, может очень сильно повлиять на динамику общественной психологии крымчан.

Анастасія Багаліка, програма Хроніки Криму на Громадському радіо

Лого Канада новый

Програма «Хроніки Криму» на Громадському радіо підтримана Канадським фондом місцевих ініціатив. 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.