100 держкомпаній за рік нанесли 100 млрд грн збитків державі, — Пасховер

05 грудня 2015 - 08:37 88
Facebook Twitter Google+
З Олександром Пасховером, оглядачем журналу «Новое время» та відомим блогером говоримо про приватизацію державних підприємств

Василь Шандро: Розпочнемо із заяви Арсенія Яценюка про те, що Укрінтеренерго без його відома у 2014 році підписало контракт на постачання електроенергії в анексований Росією Крим. Чи вірите ви в подібну заяву і що вона зараз має означати?

Олександр Пасховер: Несмотря на кажущуюся абсурдность заявления, я охотно верю в то, что так могло быть, исходя из того, что в правительство и государственные институции работают как лебедь, рак и щука: все разбито на какие-то круги и они между собой не пересекаються. Условно говоря, то, что ведомство Демчишина могло действовать без участия премьер-министра, вполне возможно. Вопрос заключается в том, что ведется внутреправительственная борьба, борьба между группами разных сфер влияния и может быть так что одна группа не полностью владеет информацией о том, чем занимается другая.

Ірина Соломко: На орбіті якого олігарха знаходиться Демчишин?

Олександр Пасховер: Демчишина постоянно связывают с именем Константина Григоришина.

Василь Шандро: Є заяви пана Демчишина про те, що контракт вигідний для української сторони. На скільки це так і чи це виправдано?

Олександр Пасховер: Для украинской экономики всегда выгодно, когда ты что-то можешь продавать. Но вопрос в том, какая политика ведется по отношению к анексированому Крыму. Это вопрос морали и законодательства. Сейчас, когда активисты стали блокировать Крым, начали рассматривать на законодательном уровне ограничение поставок не только автотранспортными, но и другими средствами.

Не могу сказать, насколько это будет эффективно, но в целом только сейчас Крым вернули на информационную орбиту. Не было никаких дискуссий и понимания того, как работать с этой территорией.

Ірина Соломко: Давайте поговоримо про приватизацію державних підприємств. Як ви бачите рішення цієї проблеми?Олександр Пасховер:  Речь идет о том, что к государственным компаниям присосалась страшная коррупционная машина. Ее невозможно починить — она не будет работать никогда, она будет лишь паразитировать. В итоге мы сегодня имеем около 1800 убыточных государственных предприятий. За год 100 госпредприятийзаработали 100 млрд грн убытков государству.

Что касается приватизации государственных предприятий, которые сегодня и за гривну не купишь, — это возможность не только привлечь менеджмент, но и прекратить дотации в персональный карман жуликов, которые присосались к предприятиям.

Василь Шандро: Якби не було корупційних схем, ці компанії змогли б виходити  на прибуток?

Олександр Пасховер: Это можно понять,  если провести аудит, понять, чем они обладают, как работают. Но они же не допускают проведения такого аудита.

Ірина Соломко: В Європі які компанії належать державі?

Олександр Пасховер: Стратегические. И они считаються десятками, а не тысячами: это 50-60 предприятий. 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.