Слухати

37 бійців врятовано від ампутації завдяки клітинному відновленню кісток

02 лютого 2016 - 08:30 690
Facebook Twitter Google+
Олексій Шершньов, керівник проекту «Біотех — реабілітація поранених» розповів про новітню технологію регенерації пошкоджених кісток, які традиційна медицина вважає невиліковними

shershnov_oleksiy_0.jpg

Олексій Шершньов / «Громадське радіо»
Олексій Шершньов
«Громадське радіо»

Олексій Шершньов: За полтора года работы нашего проекта мы приняли около 50 бойцов, больше половины из них получили клинический результат — им не угрожает ампутация руки или ноги. Остальные находятся в процессе.

Тетяна Трощинська: Як можна виростити кінцівки на основі власних клітин?

Олексій Шершньов: В нашем организме есть регенеративные механизмы. Они включаются, когда мы получаем какие-то травмы. Но есть такие размеры ранений, когда собственных сил организма не достаточно. И тогда кость, например, не срастается. В традиционной медицине это показание к ампутации. В прошлом веке были проведены исследования, и в начале 2000-х годов в европейских странах, и в том числе в Украине, появилась регенеративная медицина. Клеточные технологии позволяют дать организму многократный заряд для восстановления.

Мы позволяем собственным клеткам бойца находится в конструкциях, которые повторяют форму недостающего фрагмента, и за несколько месяцев эти клетки «пережевывают» носитель, замещаясь на костную ткань, и срастаются по концам с костями.

Эти клетки создали нас в утробе матери, лучше них никто не знает, как нас восстановить. Когда они попадают в поврежденную зону, они, как наводчики огня, консолидируют усилия всей иммунной системы в этой точке.

Василь Шандро: Скільки це триває?

Олексій Шершньов: Если можно применять нашу технологию, то после основной операции с пересадки трансплантата клеточного носителя с клетками нужно 2 месяца до контрольного снимка — срослось или не срослось. Зависимо от локации травмы и локализации, после этого нужно время на разработку руки или ноги.

У нас есть случай, когда боец из Днепра-1 попал к нам в октябре с отстреленной ключицей. Ему удалили 5 см ключицы и прогнозировали 2 степень инвалидности. На Новый год, нарушив все наши рекомендации, он прислал нам видео, как он отжимается, чем поверг в шок доктора. Через два месяца он опять ушел в АТО. То есть понимаете разницу между 2 степенью инвалидности и уходом в АТО.

Тетяна Трощинська: Які є протипоказання для цієї технології?

Олексій Шершньов: Эта технология не может помочь во всех случаях. Есть такого рода дефекты, когда уже нельзя ничего сохранить. Мы, как правило, работаем со случаями, когда отсутствует кость, но сохранены мягкие ткани. Если кому-то угрожает ампутация, лучше сначала обратится к нам, мы посмотрим и скажем, можем ли мы помочь.

Василь Шандро: Яка вартість такої процедури?

Олексій Шершньов: При условии нулевой рентабельности стоимость лечения около 10 тысяч долларов. Но стоимость клинических протезов — порядка 50 тысяч евро. Второй момент: протез через 10 лет нужно будет менять. Почему такая цена? Лаборатория, которая позволяет нам работать с клетками на надлежащем уровне, стоит несколько миллионов долларов.

Уникальность проекта состоит в том, что у нас есть мощнейший краудфандинговый проект People`s Project. Эта платформа полностью прозрачна. Можно зайти на сайт, посмотреть расходы. Всем бойцам операции были полностью покрыты с этого проекта. На самом деле, основная проблема — это не деньги, а антагонизм врачей и чиновников.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.