Слухати

Білоруси сприймають себе крізь призму інтересів Росії, — медіаекспертка

19 березня 2016 - 07:40 373
Facebook Twitter Google+
Якими є білоруські медіа та про що мріють батьки школярів у Білорусі?

З медіаексперткою з Білорусі Тамарою Мацкевич говоримо про білоруські медіа, вплив російської пропаганди, про білоруську мову та молодь. Долучається до розмови український медіаексперт Олександр Мокрогуз.

Лариса Денисенко: Каким есть  белорусское медиапространство сегодня?

img_2422_0.jpg

Тамара Мачцевич та Олександр Мокрогуз // Громадське радіо
Тамара Мацкевич та Олександр Мокрогуз
«Громадське радіо»

Тамара Мацкевич: Белорусское медийное пространство очень сильно отличается от украинского тем, что оно практически полностью русифицировано. Все государственные телеканалы только на русском языке, в социальном пакете (кроме 1-2 белорусских) — гибридные каналы: русско-белорусские. Например, 44 каналы, которые транслируются у меня дома — все русскоязычные. Так как медиа у нас монополизировано государством, оно проводит агрессивную политику русификации. Белорусы воспринимают себя через призму интересов России.

Лариса Денисенко: Люди как-то сопротивляются этому или всех все устраивает?

Тамара Мацкевич: Конечно, не устраивает. Каждый год в сентябре очень много родителей обращается с просьбой помочь организовать для их детей учебу на родном белорусском языке. Но это практически невозможно. У нас нет ни одной белорусской школы ни в одном областном центре. В Минске их осталось 5 и я их называю «резервацией». Они там для того, чтобы показать, что такие школы есть, а люди их не хотят. На самом деле, это не так. Политика нашего государства — избавить белорусов их культурных корней и исторической памяти. Если они осознают себя белорусами, поймут, что они европейцы и их выбор — демократия. Этого наша власть боится больше всего.

Лариса Денисенко: Как сейчас чувствуют себя представители оппозиции в Беларуси? Есть ли площадки, платформы, где они могут высказывать свое мнение?

Тамара Мацкевич: Надо сказать, что режим почти уничтожил оппозицию. Часть людей отсидела в тюрьмах. Я бы не говорила об оппозиции политической, а о народной. Люди с ценностями, для которых демократия — не пустой звук, они не исчезают. Их уже десятилетиями уничтожают, а они возрождаются.

Надо сказать, что сейчас у нас есть оптимизм: выросло новое поколение, для которого проблема языка становится актуальной. Они организовывают курсы изучения белорусского. Это становиться модным и престижным. Мы мечтаем, чтобы государство не мешало жить так, как мы хотим.

Олександр Мокрогуз: Я, до прикладу, знаю, що Могилівський інститут внутрішніх справ у Білорусі проводить вже другу міжнародну конференцію і медіаосвіти. Тобто, якщо ти не можеш знищити процес — потрібно його очолити. У цьому контексті влада хоче взяти на себе роль очільника.

Я спілкувався із завідувачем кафедри цього навчального закладу і він сказав, що минулого року із 72 робіт 40 — надіслано з України. Цей капітан, порівнявши роботи, сказав, що ми зробили крок далеко вперед. І я розумію, що він мав на увазі: те, що ми робили, в Білорусі зараз тільки починається.

Лариса Денисенко: Насколько медиаобразование сейчас востребовано?

Тамара Мацкевич: Тема медиаобразования становиться очень популярной в Беларуси. Если наше государство, опять же, не будет мешать —  процесс этот будет очень быстрым и продуктивным.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.