Слухати

Браузери та ресурси із закінченням «.ru» небезпечні, — Е. Шнурко-Табакова

06 січня 2017 - 08:21 344
Facebook Twitter Google+
Зараз сплеск кібератак досить великий. Багато хто вважає, і я до них приєднуюся, що це пов'язано з діями, в тому числі, країни-агресора, — пояснює Елліна Шнурко-Табакова

Елліна Шнурко-Табакова, голова правління Асоціації підприємств інформаційних технологій України, у ефірі «Громадської хвилі».

Дмитро Тузов: Понад 6 000 хакерських атак на ресурси державних органів в Україні було здійснено за минулий рік. Яка за цим стоїть небезпека?

Елліна Шнурко-Табакова: В принципе, это опасно и это понятно хотя бы из того, что в мире, который более оцифрован, чем Украина, говорят и о вмешательство в выборную систему, и даже в результаты голосования. Везде, где есть системы, которые автоматизировано управляют какими либо процессами, в принципе, можно вмешаться. Даже если система изолирована от Интернета.

Вообще еще 2-3 года назад мы обсуждали эти вопросы и смеялись сквозь слезы, что для Украины это далеко не всегда опасно, поскольку у нас осталось очень много старых процессов, не связанных с высокими технологиями или связанными с ними очень опосредовано. Из-за такого ручного управления нам это менее страшно, чем развитым странам.

Тем не менее, сейчас мы говорим, что всплеск атак достаточно большой. Очень многие, и я к ним присоединяюсь, считают, что это связано с действиями, в том числе, страны-агрессора.

Дмитро Тузов: До речі, кілька днів «лежав» сайт Міністерства оборони.

Елліна Шнурко-Табакова: Это, конечно, неприятно, но это сайт и он не связан с системами жизнеобеспечения до той степени, до какой связаны системы управления войсками или атомными электростанциями.

Госатаки на самом деле тоже не так страшны – они просто «кладут» сайт и дальше все зависит от того, насколько он важен гражданам. Что касается систем управления и жизнеобеспечения — все намного сложнее. И то, что происходило в прошлом году, говорит о том, что вмешательства были именно туда. В начале идут заражения, которых никто не видит. А потом начинается вмешательство или перехват управления системой, или же уничтожение информации, которая там есть. У нас в конце прошлого года это и было: уничтожалась информация и таким образом терялась работоспособность целых сегментов финансового рынка.

Лариса Денисенко: Чи є ми захищеними з профілактичної точки зору, ефективності слідства (пошук тих, хто насправді стоїть за атаками)? Що стосується покарання за кіберзлочини?

Елліна Шнурко-Табакова: Если говорить о профилактике, то первое — это образование. Сейчас нет каких-то зафиксированных знаний, которые студенты получают, а потом используют всю жизнь. В области информационных технологий и, в том числе, кибербезопасности учиться нужно всю жизнь. То, что студент учит на первом курсе, к третьему устаревает. Образование в области кибербезопасности в Украине сейчас на зачаточном уровне.

У нас сейчас пытаются принимать новые законы по кибербезопасности и к этому тоже есть вопросы. Законодательная база стимулирует отсутствие образовательной базы. Так же вопрос в широком образовании населения, которое пользуется Интернетом. Что можно посоветовать? Не кликать мышкой. Когда вы получили письмо от незнакомого адресата, незнакомую картинку — не нужно сразу же открывать их. Надо остановится, посмотреть и скорее всего сразу удалить.

Уничтожать жесткие диски сейчас никому не интересно. Интересно подсадить к вам какую-то программу, которая будет спать, а потом по сигналу выполнит нужную команду. Почему мы говорим о деятельности со стороны агрессора? Потому что сейчас идет большая реклама российских браузеров. А браузер — это то, что знает о вас все и это опасно. Внедрение браузеров российского происхождения — это всегда вероятность того, что их используют спецслужбы, поскольку они тесно работают с их разработчиками. Это означает, что они с большой вероятностью имеют доступ к вашей личной информации.

Лариса Денисенко: Чи може людина необізнана якось визначити, що той чи інший браузер саме російського походження?

Елліна Шнурко-Табакова: Можно погуглить. Во-вторых, если в конце стоит .ru — понятно, что ресурс российский.

Лариса Денисенко: А можуть бути більш хитрі схеми — скажімо, без .ru?

Елліна Шнурко-Табакова: Они так сильно не хитрят. Если мы избавимся хотя бы от .ru — уже будет хорошо.

Дмитро Тузов: Багато людей сидять на пошуковиках mail.ru і мають там зареєстровану пошту. Якими браузерами рекомендуєте користуватися?

Елліна Шнурко-Табакова: К примеру,Chrome и почтой Gmail. По крайней мере, там есть несколько слоев персональной защиты, привязка к мобильному телефону. 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.