Слухати

Дебюрократизація в дії: "вони не уявляли, що без мокрої печатки довідка може бути довідкою"

27 серпня 2015 - 10:27 604
Facebook Twitter Google+
Заступник міністра юстиції України Гія Гецадзе та експертка ініціативи «Сильніші разом» Валентина Кузик розповідають про реформи, а також міркують, чи є саботаж реформ Мін'юста у регіонах

Наталя Соколенко: З 1 жовтня буде заборонено усім державним чиновникам вимагати будь-які довідки із громадян України? 

20 150 826_214 433.jpg

Валентина Кузик
Валентина Кузик

Гія Гецадзе: Это правда. Никакого духа закона не существует, который не позволяет своим служащим обслуживать своих граждан. Есть только коррупционные интересы. Когда мы начинали электронизацию наших реестров, были коллеги, которые не верили. Потому что наши граждане если сами не почувствуют улучшения, не будут верить. Эту позицию я понимаю. Пока у нас не будет конкретных улучшений, они не должны нам верить.

Мы сейчас электронизируем все базы. Раньше если мы хотели взять какую-то справку, мы шли в Минюст, стояли до вечера в очереди, а потом какой-то посредник приходил к нам и требовал 700800 грн, чтобы нам выдали эту справку за 5 минут и на этом все заканчивалось. 1 млн 500 тысяч справок в год — примерная коррупционная составляющая. Сейчас не выходя из дома наши граждане могут распечатать эти справки.

В чем состоит суть? Когда вы начинаете, например, работать в Министерстве образования и вам нужна справка от МВС, что вы не судимы, кадровый департамент Министерства образования входит в базу и проверяет, судимы ли вы.

Всему нужно свое логическое время.

Дмитро Тузов: Працюють вже державні електронні реєстри. Я сьогодні перевіряв майновий стан одного з перших заступників міністрів і отримав довідку за 3 хвилини, яка має юридичну силу.

Гія Гецадзе: Это уже второй компонент — открытие реестров. Есть люди, которые нас критикуют, как — будто это ущемляет права собственников, наоборот — в любое время проверяй свое имущество с компьютера. С одной стороны эта открытость будет помогать общественным  организациям, журналистам, чтобы контролировать и иметь инструмент мониторинга над государственными служащими. Это улучшит сервис для граждан.

Дмитро Тузов: Існувала ситуація, коли людям просто не видавали якісь довідки. Наприклад, людина купила ділянку землі. І впродовж 3-4 років їй не видають довідок, а в земельних ресурсах відповідають, що немає бланків. А поруч ходять спеціальні хлопчики, які вирішували проблему за певну суму.

Гія Гецадзе: Раньше подпись, печать и бумага стоило денег, потому что у нас куча государственных служащих, которые когда идут на работу не знают чем заниматься и потом находили разные способы, чтобы подрабатывать. Когда мы сказали, что у распечатанной справки будет уникальный номер, который будет равен подписи и печати, очень многие протестовали. Потому что они не представляли, что без мокрой печати справка может быть справкой. Есть конкретные люди, которые будут терять конкретные деньги.

Наталя Соколенко: Що в Угоді про Асоціацію, окрім скасування видачі довідок, передбачено для цієї реформи дебюрократизації?

Валентина Кузик: Бюрократія — це одна з найбільших проблем, які дошкуляють людям. Наші аналітики бачать прогрес, який робить наша влада у цьому напрямку. Водночас у нас є мережа регіональних журналістів, які досліджують цю проблему і прогрес на місцевому рівні. На місцевому рівні багато проблем попри те, що в Києві декларують одне, в регіонах існують складнощі.

Гія Гецадзе: Что касается физического контакта государственного служащего с гражданином, то всячески стараемся єтот контакт минимизировать. Сейчас мы запустили в 3 -х регионах новый проект, который тестируется. Что это за сервис? Молодая пара решила создать семью, они сели за компьютер и зарегистрировались в ЗАГС когда они хотят расписаться и где.

Мы должны оптимизировать наши кадры. Удвоить, утроить зарплаты. В противном случае, все, о чем мы говорим, будет работать 4-6 месяцев, а потом все остановится. Эта реформа состоит из многих компонентов и если хотя бы один не будет работать, она не состоится.

Дмитро Тузов: А чи не буде саботажу в регіонах?

Гія Гецадзе: Когда Парламент принял 4 закона про регистрацию первым чтением, 305 голосов получили наши законы. С одной стороны Минюст не будет заниматься регистрациями вообще, ими будут заниматься местные самоуправления. Когда у нас в каком-то городе хороший мер, который мотивирован доказать свои гражданам, что они должны еще раз голосовать, вы придете в этот центр и вас будут хорошо обслуживать. Или пойдете к нотариусу. Мы убрали от системы регистрации начальника. 100% доходов от сервисов остаются на местном уровне – это мотивация.

Наталя Соколенко: Чи будуть з 1 жовтня скасовані довідки про народження дитини і смерть?

Гія Гецадзе: Так как мы электронизируем наши данные, это значит, что компьютер должен быть ближе к человеку. Когда родится ребенок, родители получат свидетельство о рождении в роддоме.

Наталя Соколенко: У Києві у результаті бюджетної децентралізації утворився профіцит. І вирішили 50 млн гривень виділити на пошиття форми для працівників Центрів надання адміністративних послуг. Чи на часі витрачанні цих грошей?

Гія Гецадзе: В первую очередь местные управления должны думать о том, как они будут улучшать жизнь наших граждан. Я не могу ответить, нужна форма или нет. Если бы у меня были деньги, я бы пустил их на инфраструктуру. Ни одной гривны не потратил бы на социальные проекты.

Дзвінок у студію: Я буквально вчера по поводу справки ходила в архив ЗАГСА. Мне нужна была справка о смерти брата. Взяла с собой свое свидетельство о рождении, свой паспорт, нашла его копию свидетельства о браке. Женщина, которая там работает, сказала, что не выдаст мне копию справки, поскольку нужно его свидетельство о рождении. Его свидетельство утеряно, и он родился в Тбилиси. На что мне ответили, что нужен запрос.

Гія Гецадзе: Я хочу официально от имени правительства извиниться перед вами, что у нас такие идиотические процедуры. Такие процедуры нужно упразднять. Я завтра утром позвоню и вот эта женщина, улыбаясь, выдаст копию справки.

Дмитро Тузов: А для тих, хто не додзвонився, куди звертатися?

Гія Гецадзе: Мы регулярно принимаем граждан. 1 раз на 2 недели. Сейчас мы работаем как пожарники. Пока мы систему не поменяем, мы должны работать как пожарники. У нас есть специальный Департамент по приемам граждан. 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.