Слухати

Громадське Радіо / Скачати зображення

Європейський досвід е-декларування: навіщо це робити і що далі?

02 листопада 2016 - 07:00 433
Facebook Twitter Google+
Про підходи декларування та можливі ризики відкритості інформації говоримо з Довідасом Віткаускасом, керівником проекта ЄС

Руководитель проекта ЕС «Поддержка реформ юстиции в Украине» Довидас Виткаускас говорит о международном опыте электронного декларирования.

Тетяна Трощинська: Насколько опыт электронного декларирования распространен в странах Европейского союза?


Довидас Виткаускас: Электронное декларирование действительно стало частью обязательств Украины относительно Евросоюза в контексте соглашения про ассоциацию, особенно визового диалога. С другой стороны, мы не можем сказать, что у всех 28 странах Евросоюза есть единый подход по поводу того, что и каким образом должно декларироваться.

В общем, можно сказать, что есть два подхода. Первый – северных стран. Этот подход требует высокий уровень требовательности и прозрачности в обществе. Это значит, что система декларирования предусматривает очень много информации и про доходы, и про образ жизни, и про активы публичных личностей.

С другой стороны, есть подходы южных стран Евросоюза. Они немножко по-другому смотрят на прозрачность. Соответственно такого уровня прозрачности, которую устанавливают северные страны, и который Украина сегодня устанавливает, у них нет. Поэтому я бы сказал, что сам Евросоюз еще двигается в этом направлении. 

Тетяна Трощинська: Уровень прозрачности в Украине большой?

Довидас Виткаускас: Очень высокий по средним европейским меркам.

Тетяна Трощинська: Возможно, это стало причиной такого эмоционального обсуждения темы электронного декларирования?

Довидас Виткаускас: Ожидать того, что результаты декларирования, особенно в начале, станут поводами для кухонных разговоров – это абсолютно нормально. Общество в Украине еще не до конца привыкло к высокому уровню прозрачности. Я думаю, такой рычаг как электронное декларирование поможет обществу привыкнуть, и считать такую информацию частью своего достижения, частью нормального повода и тем для обсуждения.

Тетяна Трощинська: Мы видим задекларированные наличными огромные сумы денег, что воспринимается, может быть, не совсем адекватно. Но когда мы говорим о других странах Европы, то, может быть, эти суммы несоизмеримы все-таки?

Довидас Виткаускас: Если мы смотрим на причины, почему в Украине все-таки много людей не доверяют банкам, держат довольно весомые сумы денег в шкафу, или в квартире, это может быть очень понятным, если знать и понимать украинский контекст.

Если смотреть из стандартного европейского контекста, то это выглядит немножко странно. Мы понимаем, что очень много рычагов сейчас вводятся в странах Евросоюза, по которым банки должны проверять и докладывать правоохранительным органам, органам безопасности, про разные транзакции, про любые действия своих клиентов, и с точки зрения потоков денег в банковский счет, и из банковского счета. И особенно, если деньги берутся наличкой. В этом плане создана такая система, что люди просто боятся и не очень хотят держать много денег наличными.

Василь Шандро: Но деньги под матрасом — это же не криминал?

Довидас Виткаускас: Во-первых, декларация, как инструмент, дает нам факты про то, какие реальные активы есть у публичных личностей. Речь идет о государственных служащих. 

Деньги под матрасом — это факт. Они еще сами по себе ничего не раскрывают. Но если мы сверяем количество этих денег в 2016, 2017, 2018 году, и видим определенную траекторию, я думаю, что законодательные и правоохранительные органы могут иметь абсолютно нормальное право просить человека объяснить, каким образом такая траектория появилась.

Тетяна Трощинська: Поэтому цель электронного декларирования — не только прозрачность? По большому счету, это еще один способ понять, насколько соизмеримы способ жизни и прибыль публичных людей с их честными возможностями?

Довидас Виткаускас: Это рычаг, через который можно поднять уровень отчетности государственных служащих. И рычаги, которыми можно воспользоваться, когда мы видим такую траекторию, что количество денег или активов растет, хотя официальная зарплата у человека фиксированная и довольно ничтожная. А рычаги действительно разные, начиная налоговыми и заканчивая уголовными. 

Василь Шандро: Какой была бы реакция северо-европейских стран, в частности, литовцев, если бы они увидели подобные декларации в своих чиновников?

Довидас Виткаускас: В Литве, в балтийских странах, подход к этим вопросам очень похож на тот, который сейчас использует Украина. В нашей стране публичное декларирование своих доходов и активов уже давно является реальностью. Более того, есть очень развитые системы реестров, через которые можно все это проверить. Поэтому у нас больших расхождений с этим подходом нет. Наоборот, я думаю, один из позитивных моментов в балтийских странах, которые действительно рано стали членами Евросоюза, это довольно гибкий подход к доступности информации.

Конечно, прозрачность тоже приходит какой-то ценой. Иногда этой ценой могут быть злоупотребления со стороны правоохранительных органов, органов безопасност и прессы. Поэтому уровень культуры и правомерности распоряжения этой информацией нужно будет поднимать. Думаю, Украина с этой проблемой столкнется. Нагрянет день, когда будет очень много доступной информации, и действительно нужно будет думать, что с ней делать.

Громадська хвиля

Проект реалізується у рамках Польсько-Канадської Програми Підтримки Демократії, співфінансованої з програми польської співпраці на користь розвитку Міністерства закордонних справ Польщі та канадського Міністерства закордонних справ, торгівлі та розвитку (DFATD).

Громадська хвиля

Проект реалізується у партнерстві з Фондом «Освіта для демократії».

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.