Слухати

«Говорити про війну можна, якщо знаєш про війну», — Алевтина Кахідзе

19 травня 2015 - 12:04 12
Facebook Twitter Google+
Художниця Алевтина Кахідзе говорить про власний досвід війни - розмови з матір'ю, котра живе в підконтрольній бойовикам Жданівці

Алевтина Кахідзе 20 травня візьме участь у дискусії «Говорити про війну», що відбудеться в рамках серії «Культура VS пропаганда».

kahidze_0_0_0_0_0.jpg

Алевтина Кахідзе
Алевтина Кахідзе

Анастасія Багаліка: Як ви в своїй творчості говорите про війну?

Алевтина Кахідзе: Говорить о войне можно только, если знаешь, что этакое война. Я о ней знаю из разговоров со своей  матерью, которая живет на территории так званой «ДНР», и с которой мы по телефону разговариваем часами. И я описываю все, что она видит и слышит, ведь я точно знаю, что моя мама не придумывает реальность. Но помимо того, что я пишу о войне, я еще и рисую ее, и иногда события становятся более понятными, если они изображены визуально.

Ірина Славінська: Я згадала ваш комікс із декількох слайдів про життя Клубніки Андріївни, яка є прототипом вашої мами, що апелює до людини, яка хоче покинути підконтрольну терористам територію, але не може цього зробити через відсутність правильної перепустки. Чи може цей художній витвір, що піднімає соціальні проблеми, допомогти реальності навколо?

Алевтина Кахідзе: Я после появления этого комикса в очередной раз поняла, какую силу имеет художественное визуальное изображение проблемы. Потому что, узнав о пропускной системе, я обрывала телефоны различных ведомств, пытаясь решить для себя и своей мамы проблему с пересечением линии разграничения, и поняла, что, пока общественность не знает о проблеме, решить ее очень сложно. Поэтому я прибегла к такому художественному методу, который называется «провокация» и нарисовала комикс, в котором рассказала о гипотетической попытке пожилой женщины пересечь линию разграничения, которая не увенчалась успехом. Вследствие чего мои друзья из Facebook узнали о проблеме, «перепостили» эти комиксы, после чего они попали  на «Украинскую правду». После меня и мою маму нашли журналисты СТБ и даже уговорили дать интервью о том, каково это жить на оккупированной территории, имея в дополнение ко всему украинскую позицию. И я считаю это большой победой, потому что мои друзья из общественных организаций говорили, что они пытались прорваться с проблемой пропусков на телевидение и у них это не получилось.

Ірина Славінська: Як ви вважаєте, чи достатньо в медіа ресурсах говорять про проблеми мешканців окупованих територій?

Алевтина Кахідзе: Мне кажется, что такого рода информации, которую я даю своим читателям, практически не существует, т.к. я описываю войну с позиции самого обычного человека, поднимая бытовые проблемы, которые в ХХI веке кажутся невероятными. Ведь очень тяжело себе представить, что в населенных  пунктах неделями  не бывает света, и люди заряжают мобильные телефоны от бензогенераторов, чтобы иметь хоть какую-то связь с миром. Никто не знает, что после первых обстрелов в регионе погибли все кролики у тех, кто их держал. Таких примеров бытовых проблем можно привести тысячи.  И когда я начала описывать эти услышанные мной моменты, я перестала делить людей, живущих на подконтрольных боевикам территориях, на «черных» и «белых». Абсолютно все люди там устали от войны, они уже ничего не хотят, кроме мирной жизни, без обстрелов. Хочется отметить, что если бы я сейчас не слышала от матери этих рассказов, то после окончания войны мне не о чем было бы с ней говорить, потому что многих эмоций ее и чувств я бы не поняла, и она не понимала бы меня в моем отношении к судьбе людей из «ДНР», «ЛНР». И это меседж для всей страны если мы не будем именно сейчас вникать в проблемы тех людей, интересоваться в данный момент их жизнью, то общение с ними в будущем будет просто невозможным, мы еще очень долго будем разрознены

 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.