Історія одного вибуху і його жертви – маленької дівчинки з шахтарського містечка

20 липня 2015 - 08:45 37
Facebook Twitter Google+
Оксана Лазебник, координатор благодійного фонду «Кожен зможе», розповідає історію Тетяни Чернобай, яка постраждала під час обстрілу у Вуглегірську

 

Анастасія Багаліка: Ми будемо говорити про дівчинку Тетянку, яка має відправитися на лікування закордон, але це буде залежати від того, чи зберуть українці гроші на її лікування.

Оксана Лазебник: Это девочка из Углегорска. Зовут её Танечка Чернобай. Я с этим ребёнком познакомилась всего месяц тому назад. Мне в личное сообщение на Фейсбук пришел вопрос от Елены Шистак: можно ли привести на мою акцию девочку из Углегорска. Так, как акция проходила под патронатом журнала «Ukrainian People», собственницей которого является такая же переселенка из Луганска. Мы устраивали эту акцию на одном из поселений, которые я координирую. Это в Пуще Водице, поселение «Джерело», в котором до сих пор живет 265 людей,  в том числе 110 детей. Естественно, я ответила Леночке, чтобы привозили. Девочка из Углегорска и она подходит под статус временно перемещенных лиц, и тут же последовал ответ: «Ксюша, у меня проблема, нет машины, а девочка на коляске». Естественно, я тут же задала вопрос: «Почему на коляске, что случилось?». И она мне описала ситуацию, которая случилась с этим ребенком. На следующий день, я тут же нашла волонтера. У нас есть такая группа «Волонтёрский автобатальон», которому я написала, что нужна помощь в перевозке девочки на коляске. Её привезли ко мне на мероприятие, но я, увидев глаза этого ребенка, поняла, что я эту девочку так просто не оставлю. 18 января, когда были самые страшные боевые действия в Углегорске, она была в соседнем доме, так, как они с мамой живут совсем в развалюхе и с младшей сестричкой. Папа у Танечки умер в конце 2013 года.

Анастасія Багаліка: Ще до бойових дій.

Оксана Лазебник: Да, он не участвовал ни в каких событиях, он умер от болезни. И Танечка оказалась в соседнем доме, потому что в тот момент как-то закончились обстрелы, мама её поехала в поселок купить молока, а Таню предупредила, что если вдруг услышишь выстрелы, то хватай Настю в одеяло и беги в соседний дом.

Анастасія Багаліка: Скільки Тані років?

Оксана Лазебник: 30 мая ей было 9 лет. То есть в этот момент получился обратный обстрел, Таня схватила ребенка и побежала в соседский дом. Слава Богу, он был не длительный. И мама, быстренько вернувшись домой, побежала к соседке, забрала младшую Настеньку, потому что ей пора было спать, а Тане сказала, о том, что пора идти домой. Таня попросилась 5 минут погулять с соседским мальчиком, с которым очень дружила, и в доме ещё находился старший мальчик, а хозяйка дома вышла провожать Танину маму с ребенком. У них на глазах в дом попал осколок града. Он сложился, как картонный домик. Дальше рассказывать не нужно, каким образом сбежался весь поселок, потому что все знали, где мама была и где  находилась Таня. К счастью, Таня осталась жива. Два мальчика, которые были в доме, погибли. Таню спасло какое-то укрытие, которое упало над ней треугольником, но, к сожалению, у Тани 45% ожога тела, и у неё вырвало всю мягкую ткань на правой ножке от колена. У неё остались пальчики, кость и сейчас уже почти пять с половиной месяцев борются за её ножку. Сразу она попала в Дебальцево, в больницу, еле вызвали скорую. Пробыла она там неделю и её сразу переправили в Краматорск, потому что в Дебальцево ничего не могли сделать. В Краматорске она тоже пробыла две недели, и благодаря нашему депутату, её в скорой привезли в Киев, в ожоговый центр.  Как рассказывает бабушка, которая провела с ней здесь 4 месяца, что приходили волонтеры, а потом через месяц куда-то все пропали. Единственный, кто не переставал ей помогать – это Славик Вакарчук, который опекался этой девочкой, и фонд Рената Ахметова, который отправлял её в санаторий в Немиров, в Винницкой области, и по сей день обеспечивает всю медицинскую помощь, которая ей нужна. Но самая большая проблема в том, что мышечной ткани вообще нет, Танечка не чувствует совсем ножку, потому что она атрофировалась. У неё была перебита центральна артерия под коленным суставом, там вставлен какой-то имплантат, который пора уже менять, но сейчас не берутся его менять — бояться, потому что не заживает на пятке язва. Сказала мне заведующая отделением, как только я приехала в больницу, что нужно, как можно скорее забрать Танечку из палаты больницы, потому что у неё начался госпитальный синдром. В течение неделе я написала пост с номером моей карточки, причину, почему с моей: ведь  у мамы даже нет справки, что она переселенка. Мама была с младшей дочерью в Углегорске, а бабушка сказала, что мне полностью доверяет. То есть по сей день на мою карточку поступают деньги. На PayPal люди деньги из-за границы перечисляют. Счет на PayPal я дала такой же активистке из Нью-Йорка, которая нам уже год помогает с переселенцами. Привозила я врача из Чехии, из посольства Чехии. К сожалению, врач счел нужным взять двух ребят из ожогового центра, которые пострадали Васильковском пожаре. Благодаря Марии Ионовой, депутату нашему, с которой я постоянно на связи, мы связались с чехами. Они пообещали, что через три недели Танечку заберут туда на лечение и реабилитацию. Но единственное их условие — чтобы язва была затянута. Полторы недели тому назад мы благодаря Славику Вакарчуку, благодаря людям, которые сбрасывают деньги, сняли квартиру для Танечки и бабушки, и в позапрошлый вторник эвакуировали маму из Углегорска. Бабушка поехала нянчить младшую девочку, а мама осталась здесь с Танечкой. Им уже сделаны заграничные паспорта. Ответили две немецкие клиники, но с теми  же условия: чтобы была заживлена язва. Единственное, чему я очень радуюсь, что на последней перевязке в пятницу мне позвонила заведующая отделением и сказала, что миллиметрами, но рана заживает. Я верю в эти чудеса, я верю в этот позитив. На новоселье они пришли с бабушкой с тремя кулёчками, на инвалидном кресле. Приехав туда поздравить их, я купила ей собаку, мини — йоркширского терьера, потому что это была её мечта. И я понимала, что все эти положительные эмоции будут идти только на выздоровление, поэтому я благодарна всем людям, которые откликаются на беду. И вот ехав к вам на передачу, очередные 100, 200 гривен приходят от людей. Я не спросила у людей, посчитала нужным купить эту собаку. Я вижу, что ребёнок расцвел.  Возила её в зоопарк, эти положительные эмоции, эта радость. И как она мне сказала: «Ксюша, давай заедем в церковь, я хочу поставить свечку за тех людей, которые мне помогают».

Анастасія Багаліка: Ксеніє, можете озвучити номер карткового рахунку, якщо його можна озвучувати?

Оксана Лазебник: Я могу озвучить свой личный телефон, на который могут звонить все — я уже привыкла за полтора года. Мой номер телефона 063 15 74931. Номер карточки Приватбанка — 5 457 082 231 939 773, Лазебник Оксана. 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.