Слухати

Мінські домовленості ніколи не були розраховані на виконання — Гармаш

01 січня 2018 - 08:10
Facebook Twitter Google+
Підсумки року щодо ситуації на Донбасі підведемо разом з головним редактором видання «Остров» Сергієм Гармашем

sergiy_garmash.jpg

Сергій Гармаш // Громадське радіо
Сергій Гармаш
Громадське радіо
Наприкінці року на Донбасі в районі окупованої Горлівки відбувся обмін полонених. 73 українці передали з територій так званих «ЛНР» та «ДНР». Однак, на непідконтрольних Україні територіях знаходяться ще понад сто бранців. Про ситуацію на Донбасі,та яким цей рік був для України у питаннях Мінських перемовин, говоримо з редактором видання “Остров” Сергієм Гармашем.

Сергій Гармаш: Минские соглашения все забыли на Донбассе, они не работают. Мое мнение – что, действительно, они изначально были мертворожденными и не рассчитывались на то, что их кто-то будет выполнять. Они скорее играли функцию затягивания времени, инструмента истощения сторонами друг друга. Мы истощаем Россию санкциями, а Россия истощает нас войной, обстрелами. Фактически, проблема не решается, людей каждый день убивают.

Минские соглашения действительно не работают, собственно доказательство – человеческие жертвы. Нужно искать альтернативу, но пока наше правительство и Запад не хотят это делать.

Любомир Ференс: Так званий законопроект про деокупацію Донбасу, відомо, що за нього голосуватимуть після нового року, деякі політичні сили називають його контроверсійним. Чи цей закон якось вирішить сутуацію, чи допоможе?

Если нам придется реализовывать Минские соглашения, это будет не победа

Сергій Гармаш: Этот законопроект называют о реинтеграции, хотя там даже этого слова нет, и нет механизмов, предусматривающих реинтеграцию населения либо этих территорий. Я, начиная с 6 октября, когда законопроект был принят в первом чтении, говорил, что сомневаюсь, что он будет проголосован во втором чтении. Трудно ожидать, что этот документ будет проголосован, поскольку он невыгоден России, противоречит духу Минских соглашений. Он называет Россию агрессором и оккупантом, а в Минских соглашениях не определены стороны. Собственно говоря, это одна из причин, почему они не работают. Я думаю, этот законопроект был внесен, чтобы депутаты приняли законопроект, продляющий особый статус Донбасса. Они его приняли, страсти немного улеглись. Возникает другой фактор, международный. Потому что западные партнеры (не власти, а аналитики, политики) не понимают, почему Украина на 4 году войны до сих пор не называет агрессора агрессором, а войну – войной. Непринятие этого закона будет серьезно бить по имиджу Украины и восприятию Западом правильно той войны, которая происходит на Донбассе. Его принимать необходимо. Это невыгодно многим, провластным фракциям, БПП как минимум. «Народный фронт» наоборот протягивает этот закон, поскольку пытается решить свои проблемы в конфликте с БПП, пытается переложить ответственность за конфликт на президента.

Я видел последнюю версию этого законопроекта, и комментарии научного отдела Верховной рады, там, действительно, очень много противоречий. Начиная с того, что депутаты везде засунули Крым, а в названии это закон об особенностях политики по возвращению «Донецкой и Луганской областей».  

Любомир Ференс: Крим мало згадується в перемовинах на дипломатичному рівні навіть. А Донбас — це питання стоїть більш гостро. Чи з плином часу питання Донбасу не може так само «притухнути»?

Сергій Гармаш: Ну на Донбассе идет война, а в Крыму нет. Это более горячая тема. Он больше беспокоит ту же Европу. Хотя ее беспокоит не то, что у нас людей убивают, ее беспокоит возможность начала активных боевых действий и потока беженцев в Европу. Она делает все, чтобы конфликт не перешел в стадию открытой войны, чтобы тлел, но не беспокоил Европу особенно. Все зависит от ситуации на фронте, от обострения. К сожалению, я должен сказать, что сегодня наше украинское общество уже настолько привыкло к этому конфликту, что не воспринимает его как стрессовую ситуацию. Война – это стресс. Война должна была быть мобилизующим для общества моментом, который бы сделал нас сильнее действительно, и сделал нас свободными. Сейчас мы получили то, что называют миром. Мы не получили свободы по-прежнему, ни от России, ни от наших западных партнеров, которые диктуют нам политику. Мы сами начинаем привыкать к нашим жертвам. Чего тут хотеть от Запада? Если не будет активизации военной, он тоже будет об этом забывать. В британской газете, буквально в прошлом месяце, по-моему в The Financial Times, была статья, которая называлась «Забытая война». Там писали, что в центре Европы идет война, а о ней ничего не знают, фактически.
 
Если нам придется реализовывать Минские соглашения, особенно их политическую часть, то это будет фактически не победа. Наша власть может это представить перед выборам, как победа, потому что войну остановили. Войну остановили, да, но не Донбасс вернули в Украину, а Украину присоединили к «ДНР» и «ЛНР» фактически, так это будет.

Полную версию интервью слушайте в звуковом файле  

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.