Може, варто вислати російських дипломатів після вироку Сенцову і Кольченку?

26 серпня 2015 - 09:07
Facebook Twitter Google+
Севастополець Дмитро Білоцерковець, який зараз працює в КМДА, каже, що вирок Олегу Сенцову та Олександру Кольченку — це сигнал кримським активістам, які зараз перебувають, фактично, у підпіллі

Дмитро Білоцерковець вважає, що Сенцов і Кольченко — військовополонені, і треба шукати способи їх врятувати: «Намагатись обміняти як військовополонених, викликати посла чи вислати російських дипломатів, провести низку прес-конференцій, оскільки тема українських в’язнів Росії не набула достатнього резонансу, зокрема, на Заході», — каже він.

Тетяна Трощинська: Винесено вирок Олегу Сенцову та Олександру Кольченко: Сенцову присудили 20 років позбавлення волі, Кольченко — 10 років. Дайте, будь ласка, загальний коментар насамперед.

Дмитро Білоцерковець: Я считаю Олега Героем Украины, и надеюсь, что рано или поздно ему присвоят это звание. Если углубляться в историю Украины, можно вспомнить 60-70 года, когда украинских патриотов, которые боролись за Независимость, советская власть засуживала. Примерно то же самое произошло сегодня с Олегом Сенцовым. 

Это стандартная схема Российской Федерации.

Как они действовали Крыму во время оккупации? Понимая, что достаточно большое количество людей будет противиться оккупации, они выявляли самых активных активистов в Севастополе.  Их похищали, избивали, а после этого показывали это на местном телевидении для того, чтобы запугать остальных. 

Это тоже одна из норм запугивания местного протестного населения Крыма. На сегодняшней день такого населения достаточно много. Уже собрано около 30 тысяч подписей за отставку псевдо-губернатора Меняйла. В Крыму на протяжение года достаточно активно бастовали из-за невыплат зарплат водители общественного транспорта.

Олегу просто не повезло из-за того, что он осмелился после этого поехать обратно в Крым и принимать активное общественное участие против тех мероприятий, которые оккупационная власть делала.

Василь Шандро: Чи була у вас особисто надія, що вироків не буде, або будуть не такі?

Дмитро Білоцерковець: Я честно не думал, что так много дадут. Это очень больно, поскольку Олег  — не просто личность, активист, а в каком-то смысле культовый крымский режиссер. Это лицо крымской интеллигенции. Это личность, которая подымала культуру Крыма на уровень выше.

Василь Шандро: Що в такий спосіб намагається довести Росія?

Дмитро Білоцерковець: Запугать местное крымское протестное население.

Тетяна Трощинська: В Криму рівень протестного населення високий? 

Дмитро Білоцерковець: По нашим подсчетам за последний год  Крым покинуло около 200 тыс. человек. Это 10% всего трудоспособного населения Крыма. И это говорит о том, что он становится пенсионерской здравницей. Все ровно от тех людей, которые переехали, есть культурное влияние на других жителей Крыма. Неформально мы можем наблюдать, что где-то, например, в Севастополе, появляются тризубцы. Это фактически подполье и нужно иметь гигантскую волю и бесстрашие, чтобы показывать это подполье.

Василь Шандро: А що ці вироки означають для самих росіян?

Дмитро Білоцерковець: Это месседж относительно того, что Россия уже не то, что становится, а по юридической, судебной, правовой, милицейской системе является олицетворением Советского Союза. На сегодняшний день интеллигенция России, которая активно поддерживает Олега Сенцова, в той ситуации, в которой оказывались многие эталоны культуры, оказываясь за решеткой. В России надувается такой силы мыльный пузырь, который если лопнет, Кремля не будет.

Василь Шандро: На скільки росіяни можуть зрушити щось у цьому процесі чи це вже крапка остаточна?

Дмитро Білоцерковець: Россия — настольно непрогнозируемая страна, что уже завтра что-то может резко изменится. Мы верим, что сознательная часть россиян сможет встать с колен и дать бой. Но смогут ли они победить? Ответ на этот вопрос может дать только история.

Международная общественность — единственный нейтральный рычаг влияния не эту ситуацию. Только она может привлечь внимание. С нашей стороны мы должны дать максимальное количество почестей Олегу Сенцову и Александру Кольченко. Было бы очень этично, если бы депутаты Верховной Рады,  активисты обратились к Президенту с просьбой присвоить им звание Героев Украины. Они заслужили этого.

Тетяна Трощинська: Сестра Олега Сенцова вважає, що про нього ще трохи поговорять і українська влада про нього забуде. Цей скепсис пов’язаний із тим, що ще багато тих, кого би мало бути покарано, досі на волі. Яка би мала бути симетрична відповідь не лише в символічній площині?

Дмитро Білоцерковець: Не только украинцы сейчас осужденные в России. Есть еще эстонский полицейский, которого уже осудили на немалый строк. То есть это проблема системная. Мы, европейцы, должны объединиться и единым фронтом требовать от России освободить пленных. На сегодняшний день они именно пленные. Здесь стоит говорить даже об обмене пленными.

Василь Шандро: Цей меседж росіянам та світові — це черговий виклик?

Дмитро Білоцерковець: Да, это очередной вызов. За права человека нужно бороться. Они будут стараться затягивать процесс для того, чтобы мы не вышли на европейскую плоскость, только ради одного: чтобы Олег дольше отсидел в тюрьме. Со стороны Украины должна быть жесткая официальная реакция. Может, стоит вызвать на ковер посла Российской Федерации? Может, стоит каких-то российских дипломатов отправить обратно в Москву?

Василь Шандро: Що у цій ситуації має зробити українська сторона?

Дмитро Білоцерковець: Я думаю, об этом должен сказать Президент. Об этом постоянно должен говорить МИД. МИД должен вызвать представителей Посольства Российской Федерации. Возможно, кого-то из представителей отправить обратно в Россию. Это абсолютно нормальная дипломатическая норма, когда отсылают дипломатов из-за несогласия с тем или иным фактом. Можно точно так же требовать от стран Европейского Союза, что бы их МИДы на это отреагировали. Здесь необходима целенаправленная политическая кампания на уровне Европейского Парламента, Европейских МИДов.

Украинскому МИДу необходимо сформировать «довідник» тех, кто пострадал от оккупационной власти, и проводить пресс-конференции в странах Европейского Союза. Очень мало европейцев осознают и знают о проблемах прав человека в Крыму. Нужно сделать «Довідник історій українських активістів» , которые пострадали в Крыму из-за Российской Федерации.

Тетяна Трощинська: Можливо, був невикористаний якийсь потенціал проукраїнських настроїв в Криму у той незрозумілий час між втечею Януковича та встановленням нової влади?

Дмитро Білоцерковець: В чем было отличие событий в Крыму от событий на Майдане? Когда крымские активисты после победе Революции Чести начали активнее выходить на улицы, что они увидели: что они выходят не против беркутовских дубинок, а сразу против автоматов Калашникова. По-моему, очень слабо себя повел и.о. Президента Турчинов, первый зам Главы Администрации Сенченко. 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.