Слухати

Насувається епідемія кору: щеплення треба робити не лише дітям, — Булавінова

16 листопада 2016 - 09:31 208
Facebook Twitter Google+
Про погрозу епідемії кору, щеплення, симптоми та лікування хвороби спілкуємось з експерткою ЮНІСЕФ Катериною Булавіновою.

Наталія Соколенко: Ми будемо говорити про те, що Всесвітня організація охорони здоров’я попереджає про те, що наступного року пргнозується епідемія кору. В Україні цю новину повідомила повідомила в.о. Міністра охорони здоров’я пані Супрун. Цитую: Нам сказали, що в наступному році буде кір, якщо ми не будемо вакцінувати наших дітей. Україна зараз має найнижчий рівень вакцинації в цілому світі, включаючи Африку. Це велика проблема. Раніше не було вакцин, але зараз ми через державні закупівлі привезли в Україну хороші якісні вакцини від ЮНІСЕФ і ПРООН. В нашій студії лікарка, медична експертка ЮНІСЕФ пані Булавінова. І ми будемо говорити, яка проблема, якщо у нас вже є хороші вакцини, і чому так схивльована пані Супрун?

Катерина Булавінова: Доктор Супрун волнуется не зря. Вакцины от кори поставлялись партиями, первая зашла весной этого года. Это была чуть ли не единственная из зарегистрированных вакцин, которые были в пакете закупки ЮНИСЕФ. Вторая партия будет поставляться весной. Но того, что куплено, не хватит на всех невакцинированных за предыдущие несколько лет. Второй момент во время вспышек кори в Украине, в которых я кстати работала сама в двух больших и очень много поняла за это время, не будет проблемы только детей. У нас есть огромное количество взрослых, которые не вакцинированы от кори и они до сих пор могут ею заболеть. Была попытка в 2008 году провести кампанию дополнительной иммунизации против кори в рамках международной инициативы “Элиминация кори и краснухи”. Эта кампания была сорвана по различным мотивам – политическим, псевдонаучным, и очень хорошая вакцина за $5млн была уничтожена. У нас сейчас вакцина закуплена для детей, но многие вообще не знают, что им нужно вакцинироваться. Корь очень высокозаразное заболевание и поэтому в ближайшее время мы ожидаем вспышки кори.

Наталія Соколенко: Запитання про дорослих. Як дізнатись, чи потрібно мені, чи іншим дорослим вакцинуватись від кору?

Катерина Булавінова: Когда меня спрашивают как доктора, я всегда советую следующим образом – если вы корью не болели, то я всегда советую человеку привиться вакциной от кори, краснухи и паротите. Если у кого-то есть сильное желание копаться в этом, потратить деньги и усилия, то вы можете сдать кровь на антитела к кори. Прививка – дело абсолютно безопасное и даже если вы имеете иммунитет, то она его только усилит. Мне кажется, дешевле и вернее привиться от трех заболеваний, чем идти в лабораторию и тратить кучу денег на проверку антител. Я настоятельно рекомендую привиться от кори, если речь идет о планируемой беременности. Все три заболевания (корь, краснуха и паротит) очень страшны для женщин во время беременности. Поэтому если женщина не болела ранее, я очень строга в этом вопросе. Но уже сейчас я буду проверять своих пациентов и просить, чтобы они привились, не только детей. Потому что на данный момент в Ивано-Франковской области уже есть около 40 случаев подтвержденной клинической кори, из которых 17 случаев подтверждены лабораторно. То есть, циркуляция вируса есть. А это очень заразная инфекция. Она настолько заразно, что если бы сейчас к нам зашел больной корью и сказал бы: “Добрый день”, а кто-то из вас не имеет иммунитета к кори, то он непременно заболеет.

Євген Павлюковський: Це 100%?

Катерина Булавінова: Практически да. Это одна из самых суперзаразных инфекций, очень летучая и очень легко атакующая.

Євген Павлюковський: А з чим пов’язані ці академічні очікування? Вони стосуються лише України чи це в певний регіон в певний час підходить ця хвороба.

Катерина Булавінова: Это цикличная инфекция. В среднем каждые 4-5 лет эти вспышки повторяются. Во-первых, подошло время для такой вспышки, во-вторых, у нас огромное количество невакцинированных детей, взрослых и подростоков. Если бы охват был высоким, то может было бы несколько случаев. Но сейчас мы рискуем большим разворотом этой вспышки.

Наталія Соколенко: А можно трошки більше про цю хворобу? Який її перебіг, які можліві наслідки?

Катерина Булавінова: Где-то дней пять человек кашляет, у него слезятся глаза и высокая температура. Он себя очень плохо чувствует, как при гриппе. Примерно на пятый день у него на лице появляется крупная красная сыпь, бархатистая на ощупь, которая за несколько дней распространяется по всему телу до ног. Еще пять дней с температурой и с распространяющейся сыпью, с кашлем, часто с поносом и рвотой, человек лежит. Потом постепенно эти симптомы начинают проходить, сыпь сходит, но после нее остаются пигментные пятна. Они потом тоже пройдут, но для женщин это не очень весело.

Наталія Соколенко: Думаю, і для чоловіків теж.

Катерина Булавінова: Ну те не так уж обращают внимание. Короче говоря, все это может продлиться дней 20, в худшем случае – месяц, если у человека осложнение в виде воспаления легких. Потом человек чувствует себя слабым, чаще болеет. То есть, из кори очень долгий выход. Поэтому это довольно дорогостоящая в плане сопровождения инфекция.  Это тот редкий случай, когда я видела, чтоб взрослые охотно ложились в больницу. Им настолько плохо, что они хотят, чтобы им делаи капельницы и что-то еще. У детей она протекает тоже тяжело, иногда чуть легче. Но также опасно, особенно у маленьких детей, в том плане, что она может осложниться воспалением легких либо воспалением мозга.

Наталія Соколенко:  Ви вже загадали як у 2008 році була знищена вакцина на $5 млн через різні інформаційні кампанії. Цього разу хто виробник цієї вакцини і як громадянам позбутися страхів перед нею?

Катерина Булавінова: Я бы сказала, что гражданам надо больше задуматься об опасностях болезней, а, во-вторых, насколько дорого нынче стоит полечиться. И еще о том, что обидно портить Новый год и зимний отдых, если кто-то его любит. Если говорить про вакцину, то мы привезли ту, которая зарегистрирована в Украине, а такая на данный момент одна. Она же относится к портфелю закупок ЮНИСЕФ и сертифицирована ВОЗ. Это вакцина производства “Глаксо-Смиткляйн” (Бельгия). Она много раз использовалась ранее в Украине, все ее хорошо знают. Первую дозу, по идее, дети должны получить в год, а вторую – в шесть лет, то есть перед школой. Еще раз скажу – это очень заразная инфекция и в коллективе распространяется удивительно быстро. В данный момент, после того, как вакцины были завезены, некоторые усилия делают люди в регионах, чтобы довакцинировать детей. Охват чуть поднялся, был до 10%, но сейчас я смотрю цифры и это уже 40%. Но не нужно забывать о том, что у нас позади несколько лет, когда не прививали полностью, то есть нуждающихся в этой вакцине детей больше. И очень много нуждающихся в ней взрослых, которые об этом даже не подозревают.

Євген Павлюковський: Ви кажете, що робити щеплення можуть всі, незалежно від того, чи робили вони щеплення в дитячому віці.

Катерина Булавінова: Если речь идет о календаре прививок, то дети получают первую дозу в год, вторую – в шесть лет. Если говорить о взрослом, либо о подростке, который ранее не был привит вообще, можно посоветоваться с доктором. Но всегда есть возможность привиться двумя дозами с минимальным интервалом 28 дней. Человек будет полностью защищен. Вакцина очень эффективна, потому что она живая, содержит живые ослабленные вирусы. К ней есть определенные противопоказания, как и ко всем живым вакцинам. При беременности и различных иммунодефецитах живые вакцины не вводят.

Євген Павлюковський: А якісь побічні ефекти, зокрема те, яких бояться іноді наші громадяни, коли говорять, що не роблять щеплення бо бояться захворіти від тої інфекції у вакцині. Можна такі міфи розвіяти?

Катерина Булавінова: То, чего люди боятся, это не то, что на самом деле с вакцинами происходит. Какие могут быть реакции на вакцину “корь, краснуха, паротит”? Так же, как и на абсолютно любую другой препарат, на нее может быть анафилактический шок. То есть, аллергическая реакция. На вакцину это бывает реже, но многие внутревенные препараты, к которым люди привыкли…

Наталія Соколенко: Наприклад?

Катерина Булавінова: Не хочу сейчас называть. Примерно, некоторые растворы. Если вы спросите у аудитории врачей, кто видел анафилактический шок на вакцину, ответят, что нет. А видели анафилактический шок на внутривенные растворы, ответят, что да. Реакции, которые могут быть более частыми, это то, что похоже на саму инфекцию, но в очень мягком варианте. На восьмой день может появиться небольшая сыпь, покашливание.

Євген Павлюковський: А сліди на обличчі?

Катерина Булавінова: Не то слово, и не будет никакой высокой температуры. Все это пройдет мягко. Есть довольно интересный факт, что масса взрослых неимунных не только к кори, но и к краснухе. Эти вирусы обычно циркулируют вместе. Краснуха достаточно безопасная инфекция для детей. С ними ничего такого не происходит, немножко обсыпет только. У взрослых же, особенно у женщин, может быть очень серьезный артрит, когда все суставы воспаляются. Люди мало об этом знают. Я на тренингах встречаю докторов, которые это пережили, так вот они самые ярые провакцинаторы.

Наталія Соколенко:  Пані Катерино, мені здається, що зменшилась кількість антивакцинальних настроїв. Чи це не так і ви їх бачите?

Катерина Булавінова: Я всегда говорила, что у нас толком антивакцинальной кампании нет. У нас ее представляют сами доктора. Приведу несколько ярких примеров – вы идете в одну поликлинику. А там говорят: “Нельзя от гриппа прививаться, это так опасно! Будут аллергические реакции и аутоимунные заболевания!” Вы идете к другому врачу и он говорит: “Это бесполезно, там другие штаммы, это не помогает”. Идете к третьему, он говорит: “Прививаться можно, но потом в ванную ни в коем случае, печенье не есть, алкоголь не пить.” Идете дальше, там какая-то другая мифология. Такой, мягко назовем его, плюрализм мнений, не приводит к здоровой реакции у людей. Потому что, даже подсознательно люди видят полную несогласованность сообщений врачей и думают: “Вы там между собой договоритесь, а потом я уже привьюсь или не привьюсь”.

Євген Павлюковський: А звідки такий плюралізм походить?

Катерина Булавінова: Дело в том, что образование в этом вопросе не очень высокого уровня. И это проблема, все об этом говорят, в том числе на уровне Минздрава. Это ни для кого не секрет. У нас есть огромное количество профессоров, которые так учат студентов. Им даже иногда демонстрируют антивакцинальные фильмы на занятиях. Не говорю, что все, но многие. Вторая проблема в том, что современная наука, касающаяся вакцинологии, очень быстро идет вперед. И вся на английском языке. И это тоже проблема. Мы, как ЮНИСЕФ, очень много над этим работаем, и можем сказать, что там, где работают доктора, которых учили мы, и которые потом учили других докторов, там выше охват прививками. Могу сказать вам точно, что Ивано-Франковская область вакцинируется гораздо лучше, чем Киев. Там масса людей, которые работают с нами в разных вакцинальных проектах и у них вообще нет вопросов. Например, где-то в селе в горах люди используют рекомендованные вакцины, которые используются в Западной Европе. Там больше медработников вакцинируется от гепатита и гриппа.

Кроме того, чтоб похвастаться своими коллегами, которые, безусловно молодцы, я веду к тому, что если человек уверен в вакцинах, он может нормально проконсультировать пациента. А если у него самого какие-то сомнения, надо оно или нет, то он этого “слоника” не продаст.  

Наталія Соколенко: Яка ситуація з іншими вакцинами від інших хвороб? У нас не так давно був Федір Лапієв, головний дитячий імунолог міста Києва і як раз була ситуація з дефіцитом вакцини проти правця. Якось розв’язалась ця проблема?

Катерина Булавінова: Думаю, что речь шла о сыворотках. Мы, ЮНИСЕФ, не занимались закупкой сывороток. Это действительно проблема, связанная не только со столбняком. Это довольно дорогостоящие продукты, многие из них не зарегистрированы теперь на территории Украины и на мой взгляд это требует серьезного государственного решения, о том, как их закупать, потому что каждый год будут одинаковые проблемы. Я бы сказала, что закупка вакцин и других сложных препаратов – вещь стратегическая и должна решаться системно. Например, ужасно невыгодна децентрализация. Чем более централизована закупка, тем лучшую цену можно получить, тем быстрее можно доставить. Но мы закупали только вакцины. Безусловно, мы участвуем в дискуссиях, как сделать так, чтобы закупать сыворотки лучше, но это не наш мандат и пока что я не видела хорошего решения. Например, если бы это было в моей власти, я считаю, что мы можем спокойно покупать незарегистрированные продукты, основываясь на регистрации в других странах. Я мало верю в то, что если это несколько сотен доз, то зачем им у нас регистрироваться? Это дорого и сложно. Я общалась с коллегами из Нидерландов по этому поводу, они закупают часть редких продуктов без регистрации, просто пишут обоснование.

Наталія Соколенко: Тобто, не взагалі не зареєстровані, а незареєстровані в цій країні?

Катерина Булавінова: В Нидерландах, да.

Наталія Соколенко: А що стосується саме вакцин?

Катерина Булавінова: По вакцинам ситуация сейчас позитивная. Мы привезли, все, что нам заказали. Плюс мы сэкономили деньги и на них сейчас ведем дозакупку за счет бюджета 2015 года. Но и это не покроет всей потребности. Потому что за 5 прошедших лет у нас есть огромные “карманы” невакцинированных взрослых и детей. И если их честным образом всех пересчитать и запланировать дополнительные мероприятия, чтобы их всех покрыть, то необходимость возрастет. Но там вступают другие вещи. Готовы ли медработники все это объяснять, готовы ли коммуникационные кампании.

Євген Павлюковський: Є ще один не те, щоб міф, але я чув від частини лікарів, що радять перед тим, як робити будь-яке щеплення, спочатку треба пройти тест та завести імунну карту.

Катерина Булавінова: Это вселенская антинаучная катастрофа. Размеры ее разные. Если это обычная поликлиника, то с вас чаще всего потребуют общий анализ крови и общий анализ мочи. Он не прописан ни в одном приказе Минздрава, не рекомендован ВОЗ, его не применяют в вакцинации ни в США, ни в Британии, ни в Израиле и так далее. Но у нас “на всякий случай сделайте”. Безусловно он не скажет, будет у вас реакция на вакцину или нет. Если заведение более претенциозное, то там вас отправят на то, что назовут словом “имунограмма”, хотя не совсем понятно, что это. Все это абсолютно бессмысленно. Вы не можете так предсказать, будет у вас реакция или нет.

Вообще, наше отношение к реакциям довольно странное. Если это обычная реакция, которая не выходит за рамки, то это хорошо. Это значит, что вакцина работает.

Євген Павлюковський: А скільки ж коштує таку вакцину зробити?

Катерина Булавінова: По ценам прошлого года выходило примерно 250 грн за дозу, но боюсь ошибиться.

Наталія Соколенко: А бесплатно є можливість зробити?

Катерина Булавінова: Та вакцина, которую привезли ЮНИСЕФ, для детей абсолютно бесплатна. Если говорить о взрослых, то бывает по-разному.

Громадська хвиля

Проект реалізується у рамках Польсько-Канадської Програми Підтримки Демократії, співфінансованої з програми польської співпраці на користь розвитку Міністерства закордонних справ Польщі та канадського Міністерства закордонних справ, торгівлі та розвитку (DFATD).

Громадська хвиля

Проект реалізується у партнерстві з Фондом «Освіта для демократії».

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.