Слухати

Перемога Трампа стала б апокаліпсисом для міжнародної безпеки, — політолог

24 жовтня 2016 - 07:00
FacebookTwitterGoogle+
За результатами соціологічних опитувань, близько 40%, американців підтримують погляди Дональда Трампа, що означає кризу всередині американського суспільства, каже американський політолог Пітер Залмаєв

Політолог, директор міжнародної некомерційної організації «Євразійська демократична ініціатива» Пітер Залмаєв окреслив можливі геополітичні наслідки обрання Дональда Трампа президентом Америки, його вплив на американське суспільство і безпеку у світі.

Тетяна Трощинська: Що буде, якщо переможе Дональд Трамп?

Пітер Залмаєв: Это апокалиптический сценарий, учитывая фигуру Трампа и все заявления, которые он сделал.

Тетяна Трощинська: Що це за заяви і який стосунок вони мають до України?

Пітер Залмаєв: Сначала нужно отметить то, что он говорил об архитектуре безопасности. Он сказал, что Америка должна перестать нести на своем горбу тяжелую ношу — НАТО; он призвал к ядерному вооружению союзников США на Дальнем Востоке — Южной Корее и Японии.

И он заявил, что с Владимиром Путиным нужно договариваться, нужно принимать во внимание легитимные сферы влияния в России, соответственно, Украина для него уходит на задний план. Он, по сути, даже не признал военного присутствия России на территории Украины.

Тетяна Трощинська: Наскільки конгрес і сенат є стримуючими чинниками, щоб ця людина не могла ухвалювати апокаліптичні рішення?

Пітер Залмаєв: Его коллеги по партии пытаются успокоить всех нас, что он «doesn`t mean what he says», за этими словами не будет дел. Но не обязан ли президент страны отвечать за свои слова?

Эта система упреждения — конгрес, Верховный Суд — могут упредить многое с того, что говорит Трамп, но президент Америки обладает очень большой властью, и в первую очередь это касается международной политики — Северо-Атлантическому Альянсу, сохранению договоров Америки.

Это все будет поставлено под угрозу, потому что президент может принимать решения, объявлять войну без консультации с конгрессом.

Василь Шандро: Про це говорять у Штатах?

Пітер Залмаєв: Об этом бьют набат. Все, за исключением одной газеты, поддержали кандидатуру Хиллари или остались нейтральными. Никто не поддержал Трампа, потому что видят, что эта кандидатура несет очень большую опасность для страны.

На последних выборах это было беспрецедентно, что кандидат одной из партий не был готов признать победу противника. В Пенсильвании, выступая перед избирателями, он сказал, что признает выборы, если победа будет за ним.

Тетяна Трощинська: Те, що ЗМІ у Штатах підтримують Клінтон — також безпрецедентно? Вони ж таким чином не дотримуються нейтральності.

Пітер Залмаєв: У нас это политическая традиция: все газеты имеют за собой право поддерживать ту или иную кандидатуру.

Но нежелания Трампа поддержать результаты выборов — это беспрецедентно. В New York Times провели аналогию с выборами Кеннеди и Никсона.

Никсон, несмотря на то, что это был достаточно противоречивый кандидат и потом президент — он признал победу Кеннеди, хотя он победил на долю процента, и там были случаи фальсификаций в некоторых участках. Никсон заявил, что судьба демократии для него важнее, чем его судьба как политика.

И то, что происходит с Трампом — беспрецедентно, когда человек ставит свою репутацию превыше судьбы своей страны. Это полностью подрывает веру в электоральный процесс и демократию.

Он твердит, что демократия, которая есть в Америке — это игра, что кампания Хиллари входит в заговор с медийными структурами, банками и так далее, и что вся система нелегитимна.

Поэтому его и считают кандидатом Владимира Путина. Он отвечает определенным внешним интересам по подрыву веры в американскую демократию.

Василь Шандро: Чому така велика частина американців готова проголосувати за Трампа?

Пітер Залмаєв: Называется цифра в 40% тех, кто проголосует за него, не смотря ни на что. Он с самого начала очень занизил планку своего поведения — он сказал, что за него проголосуют даже если он среди бела дня выйдет на Пятую авеню и застрелит кого-то. И цифра не колеблется.

Василь Шандро: Слова Трампа — це популізм, чи він виконає частину того, про що говорить?

Пітер Залмаєв: Думаю, что львиная доля того, что он говорит — это популизм, невыполнимые обещания, например, построить стену на границе с Мексикой и заставить мексиканцев за нее заплатить, депортировать всех нелегальных мигрантов — это 11 млн человек, и это будет стоить десятки млрд долларов.

Но многое из того, что он говорит, даже на уровне декларативности может повлечь за собой очень печальные последствия. Многие предрекают, что если Трамп придет к власти, на следующий день рухнет биржа.

Василь Шандро: Проблеми, які озвучив Трамп, проговорювались раніше?

Пітер Залмаєв: Он есть кульминацией процесса, который идет уже несколько лет — я бы взял с президентства Обамы и возникновения такого протестного явления как «Tea Party».

То, что позволяется ему говорить без последствий, беспрецедентно. Судя по всему, он может говорить все, высказывать какие-то расистские вещи. В Трампе олицетворен американский Ид. Если Америка сможет вынести с этого урок и вспоминать Трампа как страшный сон, то в этом даже есть какой-то плюс.

Но возможен очень опасный для Америки сценарий, за которым на долгие годы будет подорвана вера в демократию.

Василь Шандро: Чи є механізми, які у випадку перемоги Трампа могли б завадити йому здійснити ті кроки, які він зараз декларує?

Пітер Залмаєв: Лучший механизм — это победа Клинтон. Он может сделать очень много нехороших делов, учитывая то, насколько сильный институт президентства.

Республиканцы закрывают нос от вони, которую они слышат от Трампа и голосуют за него, потому что вопрос стоит о Верховном Суде, который очень много решает. Некоторые судьи уже в преклонном возрасте, и следующий президент будет назначать новых — а они назначаются на всю жизнь.

Судьи решают такие вопросы, как право на аборт, однополые браки, под вопросом будет реформа здравоохранения Обамы. Поэтому республиканцы готовы голосовать за дьявола, то есть за Трампа, чтобы обеспечить возможность проталкивания своих кандидатов в Верховный Суд.

Тетяна Трощинська: Є міжнародні безпекові механізми, наприклад, у НАТО, якими можна буде врегулювати ті рішення, що можуть бути дуже непростими для світової безпеки?

Пітер Залмаєв: Это в первую очередь касается политической воли НАТО. Единство Европы по вопросам будущего Украины под большим вопросом, потому что сама Европа трещит по швам. А будущее НАТО напрямую зависит от будущего ЕС.

Я очень пессимистически настроен на несколько ближайших лет — независимо от того, победит Трамп или нет, они будут очень большим испытанием как для НАТО, так и для Европы в целом.

Тетяна Трощинська: Широку підтримку Трампа можна сприймати як спробу американського суспільства чесно поговорити із самим собою, зрозуміти, що йде не так і виправити це?

Пітер Залмаєв: Это оптимистический вариант. Все наши демоны вылезли, мы можем их видеть при дневном свете. Но вопрос, что будет с электоратом.

Вопрос не в том, победит ли Хиллари — ей дают 90% на победу, — а в том, сколько мест в обоих палатах парламента могут отыграть демократы. Она пытается сделать свою победу настолько ошеломительной, чтобы не стоял вопрос о ее легитимности.

Василь Шандро: Чому американське суспільство не боялося реакції тих, хто програв?

Пітер Залмаєв: Никто не был готов к кандидатуре Трампа. Человек интертеймента сумел перенести свои навыки работы на телевидении в политику, сделать из политику шоу.

У нас голосование идет по штатам. Хотя по всеобщему голосованию в ХХ веке выигрывали демократы, республиканцы побеждали потому, что маленькие сельскохозяйственные штаты, которые голосуют за них, имеют больший удельный вес.

Тетяна Трощинська: Три програші Трампа на дебатах мають значення?

Пітер Залмаєв: Это был один нокдаун, второй нокдаун и нокаут. Но это не так сильно повлияло на его избирателей, и не сильно повлияет на его следующие шаги. Есть мнение, что он хочет организовать свое движения — по сути, это революция, он говорит «нет» истеблишменту.

Даже проиграв выборы, он никуда не уйдет. Он выиграл, поставив под сомнения систему, переписав правила игры. Он политик абсолютно нового толка.

Василь Шандро: Чи є в американському суспільстві ціннісна криза, яка потішить Росію?

Пітер Залмаєв: Это именно то, что происходит. Трамп если не по факту, то по сути является кремлевским кандидатом, он буквально читает скрипт российского 1-го канала.

Громадська хвиля

Проект реалізується у рамках Польсько-Канадської Програми Підтримки Демократії, співфінансованої з програми польської співпраці на користь розвитку Міністерства закордонних справ Польщі та канадського Міністерства закордонних справ, торгівлі та розвитку (DFATD).

Громадська хвиля

Проект реалізується у партнерстві з Фондом «Освіта для демократії».

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.