Слухати

Понад 100 тисяч осіб увійдуть до військового кадрового резерву

10 червня 2016 - 08:32 136
Facebook Twitter Google+
Стратегічний бюлетень, на днях затверджений Петром Порошенком, передбачає створення військового кадрового резерву для підсилення обороноздатності країни

Військовий резерв давно існував на папері, проте фактично досі його не було. Як за найближчі роки сформують армію резерву, хто до неї увійде і як вона функціонуватиме, розповідає військовий експерт Денис Попович.

Євген Павлюковський: Скільки вояків увійде до резерву?

denys_popovych.jpg

Денис Попович // «Громадське радіо»
Денис Попович
«Громадське радіо»

Денис Попович: Минимум 100 тысяч. Скорее всего, идет речь о людях, которые прошли АТО на Донбассе и имеют определенный опыт, а также об офицерах, которые прошли обучения в военных вузах и могут возглавить подразделение в бою.

Євген Павлюковський: А що вони будуть робити у перервах між наступальними операціями?

Денис Попович: Любая армия в перерывах между операциями должна заниматься учениями. Это касается не только призывников, но и резерва. До аннексии Крыма в нас резерв был только на бумаге, никаких обучений для них не проводилось.

Євген Павлюковський: Для цього потрібно давати якусь письмову згоду?

Денис Попович: Вы автоматом в военный резерв и обязаны явиться на военные сборы по первому зову. Эта норма существовала все время, просто она не реализовывалась.

Когда мы столкнулись с необходимостью мобилизации, получилось так, что на бумаге у нас было очень много офицеров, а на самом деле этого не было.

Анастасія Багаліка: У бюлетені передбачено, що резервісти матимуть інші функції, ніж регулярна армія?

Денис Попович: Это усиления на случай военных действий. Это постоянно обучаемый кадровый резерв. Мобилизация касается не только резервистов, а всех.

Анастасія Багаліка: За яким прототипом будуть створювати резервну армію? Чомусь у цьому контексті завжди згадують про Швейцарію, хоча там трохи інша ситуація, оскільки військовозобов’язаними є всі чоловіки.

Денис Попович: Именно поэтому мы не можем сравнивать, потому что там есть определенный порядок прохождения военной подготовки. Раз в какой-то промежуток времени люди должны проходить военную службу либо официально вносить деньги, но это очень большая сумма.

Если человек отказывается или уклоняется — есть очень серьезное общественное порицание.

Скорее всего, наш резерв будет похож на американскую или немецкую армию. Сложно сказать, потому что это пока что модель, и проводить параллели рано.

Євген Павлюковський: Освіта, вік та інші критерії впливають якось на те, хто буде задіяним у резерві?

Денис Попович: Образование влияет прежде всего на тот род деятельности, который человек будет выполнять. Сложная работа — командир танка или зенитно-ракетного комплекса — требует высшего профильного образования.

В армии должно быть как минимум среднее оконченное образование, а еще лучше — среднее специальное.

Анастасія Багаліка: Скільки часу є у збройних сил на формування резерву?

Денис Попович: Согласно бюллетеню, до 2020 года. Но у нас было уже несколько волн призыва и есть ядро, которое прошло боевые действия и что-то умеет. Они передают свой опыт, и таким образом формируется резерв.

Если не ошибаюсь, первая и вторая волны были по 20 тысяч, то есть мы уже имеем 50-70 тысяч людей, которых можем призвать в случае необходимости.

Анастасія Багаліка: Чи потрібно перед формуванням резерву змінити систему військкоматів в Україні?

Денис Попович: Здесь нужно не столько менять систему военкоматов, сколько обращать внимание на кадры, которые там работают. Здесь должна быть квалифицированная система отбора людей, чтобы избежать поступления тех, кого мы называем «аватарами» либо людей психически неуравновешенных, алкоголиков и так далее.

Євген Павлюковський: Наскільки змінилися військкомати, порівняно з 2014 роком?

Денис Попович: Если мы говорим о качественных изменениях, мы должны понимать общую ситуацию. Вначале нужно было развернуть военкоматы, найти людей, которые будут собирать, поднять документы, найти, кого собирать.

Мы так прошли первую, потом вторую волну, а на третьей уже какие-то процессы начали происходить. Мы наладили процесс, нашлись люди, которые начали заниматься профессионально и как следует, а потом был недобор людей. Система налажена, но некого собирать. И начали брать кого попало.

Анастасія Багаліка: Яка ситуація із технічним забезпеченням резервістів?

Денис Попович: Его должно хватить, иначе во всем этом нет никакого смысла. Мы знаем, что пополнения вооружения есть, в том числе путем помощи из-за рубежа. Сведения с передовой говорят, что ситуация уже лучше, хотя еще не идеальная.

Євген Павлюковський: Як швидко може бути розгорнутий такий резерв і чи зможе держава компенсувати людям трудодні?

Денис Попович: Думаю, тут мы можем ориентироваться на опыт АТО, когда за официально трудоустроенным человеком сохранялась зарплата плюс оплачивались дни, которые он проводил в вооруженных силах.

Что касается скорости, она предусмотрена планами, которые являются секретными и мы не можем ничего о них сказать. Но по опыту Советского Союза, у каждого офицера имелся так называемый «тревожной чемоданчик», и по сигналу человек должен был отбыть в военкомат в течении суток.

Громадська хвиля

Проект реалізується у рамках Польсько-Канадської Програми Підтримки Демократії, співфінансованої з програми польської співпраці на користь розвитку Міністерства закордонних справ Польщі та канадського Міністерства закордонних справ, торгівлі та розвитку (DFATD).

Громадська хвиля

Проект реалізується у партнерстві з Фондом «Освіта для демократії».

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.