Слухати

Приватні судові виконавці не будуть схожі на колекторів, — юрист

05 жовтня 2016 - 08:30 670
Facebook Twitter Google+
З 5 жовтня в Україні стартує інститут приватних судових виконавців

nikolayev.jpg

Ігор Ніколаєв // «Громадське радіо»
Ігор Ніколаєв
«Громадське радіо»

Про що йде мова, роз’яснює експерт Центру комерційного права Ігор Ніколаєв.

Євген Павлюковський: Що робитиме приватний судовий виконавець?

Ігор Ніколаєв: Это очень важная для страны реформа, которая начата была по инициативе президента.

Исполнять судебные решения будут по-прежнему государственные исполнители. Но появляется новый институт частного исполнения, который будет также исполнять судебные решения. То есть возникнет своего рода конкуренция, когда рядом с государственной системой принудительного исполнения решений появляется частная.

Но частными исполнители будут условно, ведь они будут допускаться к работе Минюстом, будут находится под его контролем, и на них будут распространятся все те же правила и обязанности, которые распространяются при исполнении судебных решений и на государственных исполнителей.

Євген Павлюковський: А щодо відповідальності?

Ігор Ніколаєв: Ответственности будет не меньше, чем у государственных исполнителей, и даже больше. Если государственный исполнитель лично не несет ответственность за те убытки, которые он причинил, — за него отвечает государство, то частный исполнитель будет обязан застраховать свою деятельность, и может понести ответственность своим имуществом.

Государственная служба на сегодняшний день не справляется с теми функциями, которые на нее возложены, поэтому ее надо усиливать

Любомир Ференс: Повноваження приватних виконавців розповсюджується на всі сфери — бізнес, державні справи, сімейні спори тощо? Чи буде якесь розподілення між державними і приватними виконавцями?

Ігор Ніколаєв: В этой сфере установлены законом некоторые ограничения, а именно, ограничили социально-чувствительные решения тем, что оставили их в полномочиях исключительно государственной службы: споры, связные с государством, решение о вселении-выселении физических лиц, решения о том, чтобы отобрать ребенка и т. п.

Євген Павлюковський: Чому держава вирішила передати таку частину своїх повноважень в приватні руки?

Ігор Ніколаєв: У гражданина появляется выбор — пойти к государственному исполнителю или обратится к частному. Своего рода аналог мы видели с тем, как преобразовывался наш нотариат. Сначала мы имели полностью государственный нотариат, потом у нас была смешанная система, когда к государственным нотариусам присоединились частные, имея небольшие полномочия. На сегодняшний день частные и государственные нотариусы выполняют одинаковую работу.

Государственная служба на сегодняшний день не справляется с теми функциями, которые на нее возложены, поэтому ее надо усиливать. И усиливаться она будет за счет того, что пополнятся ряды исполнителей, которые получат определенную систему мотивации, что наряду с их квалификацией, сделает работу более эффективной.

Любомир Ференс: Що це за мотивація?

Ігор Ніколаєв: Прежде всего — оплата. Мы понимаем, что любой труд должен иметь адекватное вознаграждение.

Любомир Ференс: Звідки будуть йти гроші?

Ігор Ніколаєв: Эти деньги будут взыскиваться с должника — 10% от суммы взысканного долга. Также мотивировать и пополнять это вознаграждение может взыскатель.

Любомир Ференс: Ви сказали, що державна служба виконавців була послаблена і не виконувала в достатній мірі свої функції. Як це будуть робити тепер приватні виконавці?

Ігор Ніколаєв: Не всякое судебное решение может быть исполнено априори, поэтому с определенными сложностями столкнуться и частные исполнители. Во-первых, это споры, связанные с неимущественными взысканиями, а с тем, что нужно будет принудить к чему-либо: публично извиниться, снести какое-то незаконное домостроение и т. д. Они сложно исполнимыми, так как нет механизма принудительного исполнения. Поэтому адвокаты всегда стараются все считать деньгам, чтобы на выходе предъявить требование — заплатить долг.

В этом случае исполнитель выполняет функцию законного опекуна, то есть выполняет действие за должника.

Євген Павлюковський: Хто може бути приватними судовими виконавцями? І що може зробити судовий виконавець з людиною, яка не хоче виконувати судове рішення, тобто не хоче вибачатися, зносити незаконну будівлю чи паркан тощо?

Ігор Ніколаєв: Ничего страшного сделать не сможет, так он не будет наделен никакими особыми полномочиями, кроме тех, которые есть на сегодняшний день у государственного исполнителя. Речь, как правило, будет идти о денежных взысканиях и о том, что связано с коммерческим оборотом.

Если говорить о том, кто сможет осуществлять эту деятельность, то законодатель об этом побеспокоился, установив критерии для отбора претендентов. Это возраст — не менее 25 лет, наличие юридического образования не меньше второго уровня — магистр, наличие гражданства, владение языком. Помимо этого, все претенденты будут проходить обязательную стажировку, обучение и сдавать квалификационный экзамен. Также прежде, чем начать свою деятельность, они должны будут организовать свой офис, к которому установлены законные требования: публичность, место нахождения офиса будет внесено в реестр частных исполнителей. У исполнителя будут установлены часы приема, можно будет проконсультироваться или оставить свое решение для исполнения.

Євген Павлюковський: Чи не буде приватний виконавець схожий на колектора?

Ігор Ніколаєв: Не будет. Их деятельность будет подконтрольна и урегулирована. Ключевое отличие их от коллекторов в том, что их деятельность жестко регламентирована процессуальным законодательством.

Частные исполнители не смогут совершать какие-то действия в отношении должника, только в отношении его имущества или денежных средств.

И, конечно, они не будут как коллекторы, надоедать поздними звонками или приходить в выходной день, потому что есть определенные ограничения по времени и по месту, где могут происходить исполнения. Нарушения этих норм закона повлечет за собой как дисциплинарную ответственность, так и имущественную, вплоть до уголовной.

Громадська хвиля

Проект реалізується у рамках Польсько-Канадської Програми Підтримки Демократії, співфінансованої з програми польської співпраці на користь розвитку Міністерства закордонних справ Польщі та канадського Міністерства закордонних справ, торгівлі та розвитку (DFATD).

Громадська хвиля

Проект реалізується у партнерстві з Фондом «Освіта для демократії».

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.