Слухати

«Создание пропускной системы на линии разграничения сформировало коррупционную передовую» — Андрій Діхтяренко

12 травня 2015 - 22:30 8
Facebook Twitter Google+
З гсотями спілкуємось про ті нагальні проблеми, що утворились на окупованому Донбасі для пересічних громадян

В студії Громадського радіо гостюють Юлія Пелюсова, координаторка ініціативи «Восток.SOS» і Андрій Діхтяренко, головний редактор «Реальної газети» та журналіст радіо «Свобода»

Дмитро Тузов: Що зараз відбувається з міграційними хвилями, і чи продовжують люди виїжджати з окупованих територій?

Юлія Пелюсова: С оккупированных территорий сейчас выезжает намного меньше людей, чем, к примеру, летом прошлого года, даже, более того  многие возвращаются домой, особенно те, кому не удалось устроить свою жизнь вне родного Донбасса. Некоторые курсируют в обоих направлениях, так как постоянно жить в оккупированном Донбассе  очень дорогое удовольствие из-за высоких цен и странного курса гривны к рублю  одна гривна за 2 российских рубля. Еще желание выезда пропадает из-за пропускной системы, с которой связано много сложностей.

Наталя Соколенко: До речі, сьогодні з’явилась новина, що голова Луганської Держобладміністрації Геннадій Москаль заборонив рух будь-якого комерційного транспорту в обох напрямках  між окупованою і вільною сторонами Луганщини. Це так?

Юлія Пелюсова: До конца не ясно, что именно Геннадий Москаль имел ввиду, так как мы слышали заявление о том, что запрещен проезд любого транспорта, но пока от граждан никаких сигналов не поступало, значит автобусы с людьми проезжают.

Андрій Діхтяренко: Я думаю, что господин Москаль таким образом начинает формировать свою предвыборную кампанию, руководствуясь больше политическими интересами, чем интересами граждан Луганской области. Ведь если бы это была инициатива украинского правительства, то в Донецкой области подобная блокада транспорта была бы синхронной.

Наталя Соколенко: Наскільки складно зараз перетнути лінію розмежування?

Юлія Пелюсова: Переезд через блокпосты напоминают лотерею. Люди, не получившие пропуск, а сделать это крайне сложно, не могут выехать из оккупированных территорий. Отсюда появляются две ситуации  либо жители идут пешком напролом через блокпост, бросая свои машины или выходя из автобуса, или, платя частным перевозчикам, которые на блокпостах дают взятки за вывоз людей без документов. То есть, имея деньги, из оккупированных территорий  можно вывозить и оружие, и деньги, и все, что угодно.  В итоге, из-за пропускной системы, которая тут же стала коррумпированной, проиграли не боевики, а женщины с детьми, старики и инвалиды, у которых нет денег на взятку.

Андрій Діхтяренко: Создание этой пропускной системы сформировало коррумпированную передовую.

Дмитро Тузов: Якщо країна-аресор постачає  зі своєї території військову техніку на окупований Донбас, то чому вона не може забезпечувати харчами людей на його територіях?

Андрій Діхтяренко: Продукты из России завозятся, но стоят они в разы дороже, чем продукты с Украины, поэтому не пользуются большим спросом. Да и самим россиянам невыгодно провозить свои товары, рисковать, давать взятки на сепаратистских блокпостах.

Наталя Соколенко: Зараз на окупованих територія почали роздавати так звані «паспорти ДНР, ЛНР», які не визнаються навіть в Росії. В Міністерстві науки та освіти говорять, що отримати нормальний український паспорт, наприклад, дітям можна лише виїхавши в Україну? Що робити в цій ситуації?

Андрій Діхтяренко: К сожалению, наша украинская власть не работает на опережение, хотя о том, что паспорта незаконных республик печатаются, было известно уже давно. И стоило бы подготовить украинские паспорта хотя бы для тех детей, которым исполняется 16, чтобы успокоить граждан, дав понять, что ситуация под контролем, что паспорта для детей Донбасса уже готовы, нужно лишь приехать и забрать их.

Дмитро Тузов: Чи ховають люди українські паспорти, повертаючись додому  на окуповані території?

Андрій Діхтяренко:  Нет, население этих территорий спокойно пользуются украинскими паспортами, и дай Бог, чтобы процесс смены паспортов не форсировался, ибо подобные символические акты разрывают отношения с Украиной.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.