Стратегія Ахметова — не згадувати нічого українського у зверненнях до Донбасу

04 серпня 2015 - 08:42
FacebookTwitterGoogle+
Журналіст проекту «Общественно телевидение Донбасса» Віталій Сізов та громадський активіст Донецького Євромайдану Максим Касьянов розповіли про приховані мотиви діяльності Ріната Ахметова

Наталя Соколенко:  Декілька разів прослухала останнє звернення Ріната Ахметова до вболівальників, аби пересвідчитися, що нічого не пропустила: Ахметов сказав, що на стадіоні «Донбас Арена» колись ще заграють Гімн ліги чемпіонів та заспівають «Вышел в степь донецкую парень молодой». Як ви вважаєте, це випадковість, що він не згадав гімн України? Чи політична позиція?

Віталій Сізов: Это уже закономерность. Я даже не удивился, когда он это сказал, потому что у них уже такая стратегия — никогда не упоминать украинского, как что-то раздражающее их базовый электорат. Все их заявления все больше вбивают клин между активной частью болельщиков,  Ультрас, и клубом.

Наталя Соколенко: Як вболівальники «Шахтаря» розуміють роль Ріната Ахметова в тому, що відбулося рік тому на Донбасі і його роль зараз?

Віталій Сізов: Я бы не сказал, что они его демонизируют и считают абсолютным злом, но часть из них очень обижены на клуб, потому что у сепаратистов почему-то появилось досье, которое вел клуб по каждому «ультрасу».  Несколько человек пропали бесследно. При этом клуб ни разу об это не заявил. Я знаю точно, что есть несколько человек в маленьких городах Донецкой области, которые просто исчезли. К ним пришли домой и их больше не стало. Вот это они не могут простить клубу. Они не могут строить догадки, но не могут понять, как это досье попало в руки сепаратистам.

Один из сотрудников Службы безопасности «Донбасс-Арены», господин Сивоконенко, сейчас лидер какой-то фракции в «парламенте» «ДНР». У него была организация «Беркут» и он часто был в Службе безопасности на стадионе «Донбасс-Арена», а теперь он чуть ли не второй человек после Захарченко у террористов .

 Наталя Соколенко: Я так розумію, що Рінат Ахметов розкладає яйця в усі кошики?

Максим Касьянов: Я хотел бы закончить по поводу ультрас. Вот этот расход мнений произошел не сейчас, а еще во времена, когда начинался донецкий Евромайдан, когда приходила нас разгонять «титушня» и на милицию рассчитывать не приходилось. Первые, кто пришли поддержать донецкий Евромайдан – порядка двадцати ультрас «Шахтера».

По поводу «яиц в корзине» вы очень правильно выразили мысль, потому что в этом состоит суть стратегии Ахметова — давать всегда всем, обеим сторонам. Это касалось и политических выборов в Донбассе. Не секрет, что Ахметов финансировал оппозиционные партии вплоть до «Свободы».  Это и есть стратегия успеха. Когда эти события начали происходить, то со стороны Ахметова была поддержка и не только на словах.

Наталя Соколенко: А що вам відомо зараз про його стосунки з різними політичними силами?

Максим Касьянов: Ничего не поменялось — это поддержка батальона «Восток» на территории так назіваемой «ДНР», это поддержка других структур, это и гречка для пенсионеров, и в том числе помощь добровольческим батальонам Украины.

Анастасія Багаліка: А чому саме добровольчим батальйонам, а не регулярним частинам?

Максим Кас’янов: То, что он будет поддерживать регулярные части поддерживать ему ничего не даст, а добровольцы могут сказать: «он нехороший человек, но есть же и хуже». То есть они могу что-то сказать в публичном виде, потому что оплачивается голос. Тот же Энрике Менендес, который рассказывает, что Ахметов — опора Донбасса. Этих людей специально прикармливают для того, чтобы они создавали некий такой образ миротворца.

Наталя Соколенко: Наступне питання, яке я хочу запитати: звідки в Ріната Ахметова досі гроші на гуманітарку, і на батальйон «Восток», і добровольчих батальйонів, яка воюють за Україну?

Максим Касьянов: Я думаю, что вопрос нужно ставить не столько про деньги, сколько про интересы. Господину Ахметову интересно, чтобы заводы, которые имеются — сохранились. И вопрос даже не столько в конкретных заводах ,а  ему нужно сохранить влияние. Битва идет за влияние — это уже не вопрос денег. Он готов потерять деньги, но оставить влияние.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.