Слухати

В Україні пройшов перший Національний виноробний форум

25 лютого 2016 - 13:00 127
Facebook Twitter Google+
«Українська правда» виступила одним з організаторів першого Національного виноробного форуму. Чому галузь виробництва вина може вимерти і як її врятувати, розповів журналіст, блогер УП Павло Шеремет

sheremet1_0.jpg

Павло Шеремет / «Громадське радіо»
Павло Шеремет
«Громадське радіо»

Ірина Славінська: Чому «Українська правда» опікується проблемою виноробства?

Павло Шеремет: Все — и мы сами — были шокированы: где журналистика, а где вино. Мы были инициаторами первого Национального форума виноделов, поскольку мы увидели, что ситуация в этой отрасли критическая, и необходимое вмешательство общественных сил. И мы собрали всех малых и средних виноробов, обратились в торгово-промышленной палате, пригласили крупнейшую ассоциацию «Укрвинпром» стать соорганизаторами этого форума. Вообще в этом форуме принимали участия все существующие в Украине ассоциации виноделов. Их очень много, хотя сама отрасль умирает.

Ірина Славінська: А в чому проблема? Вино на полицях супермаркетів стоїть.

Павло Шеремет: Да, заходите в супермаркет — вина хоть залейся, но оно не украинское, в лучшем случае было здесь разлито. Приходят огромные танкеры с Новой Зеландии, Чили, каждый день заходят фуры с вином из Сербии, Македонии, Испании, и его здесь разливают под разными марками, добавляя туда всякие химикаты. Если мы говорим о тех энтузиастах, которые выращивают в Украине виноград, потом давят его, разливают по бочках, ждут, пока оно созреет, и потом разливают по бутылках — таких на 40-миллионную страну осталось 20. Для сравнения, в Испании их 50 тысяч, во Франции их больше 50 тысяч, и даже в таких, казалось бы, не винодельческих странах как Австрия их несколько тысяч.

Юрій Макаров: Якщо я купую «Інкерман», «Белград» чи «Колоніст» — це не українські вина?

Павло Шеремет: В принципе, вы перечислили всех украинских виноделов, которые производят вина со своих виноградников. Еще можно назвать несколько, все остальные — вне закона. Например, домашние производители в Бессарабии и других винодельческих областях Украины.

Сейчас по всей стране идет операция «Акциз». Всем налоговикам нужно отчитываться, и они не приходят к большим производителям или к мафии, которая откупится, они приходят к маленьким производителям, которые разливают несколько сотен бутылок, пробуют и просят продать. И простой крестьянин, которому сложно выживать в кризис, продает бутылку-две, и это уже, зависимо от того, что они найдут, может стать уголовным делом.

Даже после распада СССР, где Горбачев боролся с пьянством, вырубая виноградники, в Украине оставалось их 160 тысяч га. Спустя 25 лет независимости их количество упало в 4 раза. Буквально за год-два-три отрасль совсем умрет. Причин целый набор: гигантская лицензия, которую должен заплатить винодел — 500 тысяч гривен; даже если вы наскребли эти деньги, вам нужно 140 бумажек, чтобы выполнить все требования.

Во всех отраслях украинской экономики есть проблемы, все они требуют реформирования. Но реформировать, например, угольную отрасль, очень сложно, мы в этом ничего не понимаем. А для реформирования виноделия нужна воля государственных чиновников и депутатов и несколько простых шагов. Виноделы — это большие энтузиасты, которым для того, чтобы начать продавать вино, нужно работать 3-5 лет. И мы видим, что тех, которые остались в этом деле, просто уничтожают. То, что продают в супермаркетах под видом украинского вина — завезенные виноматериалы, которые потом разливают в какой-то деревне пять человек. Но вокруг этого завода нет ауры, культурной среды, не говоря уже о рабочих местах.

Юрій Макаров: Коли проблема загострилась?

Павло Шеремет: Было две истории, которые подтолкнули нас к действиям. В Николаевской области сначала налоговая, потом полиция «наехала» на маленькую красивую винодельню «Beykush winery» Евгения Шнейдериса. Буквально синхронно в Одесской области «наехали» на француза Кристофа Лакарена, который живет там уже 10 лет с украинской женой и маленькими детьми. Рядом — подпольный цех, где разливают контрабандное вино, но туда полиция не зашла. До Кристофа Лакарена налетели маски-шоу, детей и жену поставили под автоматы. Нужно отдать должное губернатору Одесской области Михаилу Саакашвили — он приехал в дом к Лакарену, собрал там всех чиновников, устроил совещания о проблемах винодельческой отрасли. И Лакарену тут же начали выдавать лицензии. В Николаеской области не было такого правильного губернатора, и Евгений Шнейдерис до сих пор прячется в Испании.

Ірина Славінська: Для чого Україні виноробна галузь? Можна прорахувати, скільки вона дасть прибутку?

Павло Шеремет: Нас пытаются вывести в сторону крупного земледелия, чтобы тысячи гектар засевали, например, рапсом, уничтожали эту землю. Я не буду говорить, что еще давние греки делали там вино. Двести лет назад, когда в Одесской области была только дикая степь, туда приехали швейцарские, немецкие и болгарские колонисты, засеяли тысячи гектар виноградом и делали прекрасное вино.

Можно вообще ничего ни делать. Можно было не строить Одессу, не садить виноградники. В том регионе не так прибыльно выращивать пшеницу, как на других территориях. Там каменистые грунта, и выращивание винограда — это рабочие места, туристическая привлекательность, многообразие Украины, чем она прекрасна.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.