Слухати

Я не бачу доцільності створення антикорупційного суду в Україні, — екс-голова Верховного суду Литви

22 червня 2017 - 12:03 537
Facebook Twitter Google+
«Я сумніваюсь в ефективності цього заходу, тому що немає гарантії, що цей суд також не стане корумпованим», — вважає Гінтарас Кріжевічус

Поговоримо про досвід Литви в реформуванні правосуддя. У студії Гінтарас Кріжевічус, екс-голова Верховного Суду Литви та Ради Суддів Литви та Аушра Раулічкайте, представник омбудсмена в Україні.

Любомир Ференс: Дуже тяжко йде реформа правосуддя в Україні. Як ця реформа проходила у Литві і чи були там проблеми, ідентичні до українських?

Гінтарас Кріжевічус: Проанализировав ситуацию с судебной реформой в вашей стране, мы пришли к таком выводу. С одной стороны, хорош сам процесс, который проводится в Украине по отбору, по антикоррупционным мерам в судебной системе. С другой стороны, это процесс происходит не так складно, как это было бы нужно для людей.

После советского времени мы все прошли через этот путь. Он разнится, потому что есть разница в величине и в наших системах после восстановления независимости наших стран.

Наша судебная система практически позади этого пути, то есть за последние 10 лет сменилась около 90% судейского корпуса. Это связано с натуральным изменением поколений в судах, и во-вторых, меняется менталитет самих судей. То, что мы применяли специальные меры для того, чтобы предотвратить коррупцию, это одно, но также и поменялся взгляд на саму профессию.

Наши рейтинги были всегда очень маленькие, по опросам суды имели только 18% доверия. И мы задались вопросом, что же надо делать, чтобы понять, в чем наши основные проблемы.

Тогда мы договорились с вильнюсским университетом, с факультетом социологии, с профессиональными социологами, чтобы провели тестирование всех наших отраслей системы. Интересно, что выяснилось, что проблема не в коррупции, самая большая проблема — это контакт простого человека с судебной системой. Если человека принимают, как приятеля, во всех структурах суда, начиная с канцелярии, если секретарь судебного заседания спросит, не хочет ли он воды и предложит повесить его пальто, то взгляд простого человека меняется.

Также мы долгое время добивались, чтобы судья сказал простым языком о том, что он решил, потому что наш юридический язык очень сложен.

Проблема не в коррупции, самая большая проблема — это контакт простого человека с судебной системой

Євген Павлюковський: В нашій судовій реформі змагаються кілька концепцій. Одна говорить про те, що потрібно спочатку все зруйнувати, всіх звільнити, і набирати інших, нових людей. Інша говорить, що треба робити все поступово, що треба поступово вводити молоду кров в стару систему, і таким чином вона буде змінюватися. Яким шляхом пішла Литва?

Гінтарас Кріжевічус: Повальное изменение человеческого состава — не самый лучший путь. Человек доверяет, когда перед ним профессионал, то есть человек должен понимать, что судья принял решение только такое, какое может быть, другого быть просто не может. А то, что совсем изменится состав суда, от этого справедливости не станет больше. Потому что человеческий фактор везде самый основной.

Я считаю, что это второй путь, когда изменения состава судей происходит постепенно, самый лучший.

Любомир Ференс: Наразі в нас є проблема, що життя суддів не відповідає задекларованим грошам. В Литві була така сама проблема?

Гінтарас Кріжевічус: У нас было мало таких случаев. Декларирование у нас началось где-то в 1998-м году, но у нас все судьи это приняли абсолютно спокойно. Ведь не мы сами решали, что показывать в декларациях, и объяснять, откуда эти деньги. Есть специальная служба — инспекции я по налогам, специальная служба по расследованию финансовых преступлений. Это их дело. Сам корпус судей не мел в руках каких-то полномочий, чтобы что-то делать.

У вас огромное количество фильтров: общественность знает каждый шаг квалификационной комиссии, открыты все декларации и данные, сама процедура прозрачная. Я не знаю, что еще можно предложить больше. У нас такого не было никогда

Любомир Ференс: Яка середня зарплата судді у Литві?

Гінтарас Кріжевічус: Я председатель суда Высшего административного суда, и получаю 2,5 тысячи евро на руки. Но это самая большая зарплата, ведь у меня стаж 30 лет, самый большие коэффициенты, которые возможны. Судьи в районных судах у нас получают около 1,5 тысячи. И это привлекательная профессия, потому что наши юристы получают приблизительно 1000 евро.

 

Любомир Ференс: Що в Україні потрібно зробити, щоб реформа правосуддя дійшла своєї цілі?

Гінтарас Кріжевічус: Я думаю, что надо ее закончить. Потому что у вас огромное количество фильтров: общественность знает каждый шаг квалификационной комиссии, открыты все декларации и данные, сама процедура прозрачная. Я не знаю, что еще можно предложить больше. У нас такого не было никогда. Да, у нас было время, когда увольняли за год и 15, и 20 человек.

Любомир Ференс: Багато активістів громадського сектору говорять про те, що в Україні має бут створений антикорупційний суд як окремий орган. Ви з цим погоджуєтесь, чи на вашу думку потрібно очистити ту судову систему, яка зараз існує?

Гінтарас Кріжевічус: Я не могу понять, какую цель пытаются достичь ваши реформаторы с таким подходом. Какая разница — или будет отдельный антикоррупционный суд, или будут специальные коллеги, которые будут рассматривать бдела в тех же судах общей компетенции, но имея специализации на эти дела?

Любомир Ференс: Основна ціль в тому, що судова система, на думку представників громадського суспільства, є корумпованою.

Гінтарас Кріжевічус: А где гарантия, что не будет коррумпированным этот антикоррупционный суд? Я сомневаюсь в эффективности этой меры.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.