Слухати

Якби Фані Каплан жила в нормальній країні, вона б не знала Леніна — режисерка фільму

05 грудня 2016 - 07:30 208
Facebook Twitter Google+
Головна відмінність ідеології тоталітаризму від цивілізованого світу — право людини на приватне життя, вважає Олена Дем'яненко і називає свій фільм індивідуальним актом декомунізації

В наші студії Олена Дем’яненко, режисерка українського фільму «Моя бабуся Фані Каплан», прем’єра якого відбудеться 7 грудня у кінотеатрі «Київська Русь»

Анастасія Багаліка: Про що фільм?

Олена Дем’яненко: Фильм современный, хотя снят на историческом материале. Для меня это такой индивидуальный акт декомунизации, потому что мне кажется, что декомунизация — это не смена вывесок и снос памятников, а изменение мировоззрения. Мы пытаемся предложить зрителям думать вместе с нами.

Лариса Денисенко: Звідки взагалі виникла ця ідея пронести цю історію в сучасний вимір?

Олена Дем’яненко: Начиналось все просто: были изданы документы следственного дела Фани Каплан — это тоненькая книжечка. Мы прочитали ее с автором сценария Дмитрием Тамашпольским, и поняли, что это серьезный повод для создания фильма.

Лариса Денисенко: Що вас зачепило в цій тоненькій книжечці?

Олена Дем’яненко: Мы с детства жили в Советском союзе, где был дедушка Ленин. И главным антигероем Советского союза была Фаина Каплан, которая стреляла в дедушку Ленина. Хуже человека придумать было невозможно. А когда мы прочитали ее следственное дело, стало понятно, что все сфабриковано, там какая-то странная история, где ничего ни с чем не сходится. Единственные факты, которые в этом деле были представлены, это то, что через 3 дня после покушения на Ленина Фани Каплан вывели во двор Кремля, расстреляли, бросили в бочку, облили бензином и подожгли.

Анастасія Багаліка: В Вашій стрічці це дуже приваблива молода жінка. Але в історії я не побачила, щоб її зображували як привабливу особу.

Олена Дем’яненко: За год до покушения на Ленина Фани Каплан оказалась в Евпатории, куда ее отправили поправлять здоровье после каторги. Куратором этого санатория был Дмитрий Ульянов, младший брат Владимира Ленина. И в личной переписке указывается, что он был увлечен красивой и яркой каторжанкой, у них был роман. А те фотографии Фани Каплан, которые есть в следственном деле — это фото женщины, которая находится в следственном изоляторе, где не все могут выглядеть привлекательными.

Лариса Денисенко: Якщо запитати, то ніхто не пам’ятає таку особу як Фаїна Каплан. Скажуть, це просто людина, яка виставила руку і невдало поцілила в Леніна. Якою вона є у вашому фільмі, я чи можна зрозуміти, якою вона була на справді?

Олена Дем’яненко: Мы помним Фани Каплан, потому что мы помним фильм, который показывали каждый год на 7 ноября, и в нем была совершено демоническая женщина, наркоманка, которая стреляла в Ленина. Из материалов, опубликованных из документов под грифом «совершенно секретно» было видно, что человек она достаточно наивный, эмоциональный, она не имела связных убеждений.

Анастасія Багаліка: Чи готові до того, що в Росії скажуть, що ви перекручуєте історію?

Олена Дем’яненко: Об этом фильме уже была статья Андрея Архангельского, который говорил, что в России к годовщине переворота еще ничего не сняли, а в Украине кино уже сняли, и  отозвался о нем довольно позитивно.

fylm_moya_babushka_fany_kaplan_2.jpg

 Фильм Моя бабушка Фани Каплан  // Детектор медіа
Фильм Моя бабушка Фани Каплан
Детектор медіа

Анастасія Багаліка: Радянська пропаганда робила акцент на єврейському походженні фані Каплан. Як з цим у фільмі?

Олена Дем’яненко: В фильме эта тема есть. На самом деле есть такая теория, что Фани Каплан была послана в Крым господином Пегитом в качестве шпионки, потому что он рассматривал Крым как возможную территорию для создания израильского государства. Так вот есть теория, что она поехала в этот санаторий на случайно, а, чтобы опросить местное население на предмет того, как бы они отнеслись, если бы такое возникло. Но это все теория и домыслы.

Она всю жизнь любили Виктора Гарского. И если бы в стране развивалось все нормально, то он никогда бы не попала под поезд этой идеологической машины.

Анастасія Багаліка: Чого в картині більше: кохання чи декомунізації?

Олена Дем’яненко: Этот фильм построен таким образом, что если бы история развивалась в нормальном, цивилизованном мире, а не в советском королевстве кривых зеркал, то эта девушка со своими сложностями, со своей страстной ненормальной любовью никогда в жизни не знала бы имени Владимира Ленина.

Лариса Денисенко: Кого кохала Фані Каплан?

Олена Дем’яненко: Она всю жизнь любили Виктора Гарского. И если бы в стране развивалось все нормально, то он никогда бы не попала под поезд этой идеологической машины. Именно в этом мы видим главное отличие идеологии тоталитаризма от нормального цивилизованного мира — право человека на частную жизнь. Если в нормальном мире государство существует, чтобы эта частная жизнь была возможна, и она является ценностью, то там с первого класса рассказывают, что ты должен отдать свою жизнь, что винтик в какой-то машине. Поэтому Фани Каплан и назвали главным врагом.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.