За рік третина банків пішли з ринку як неплатоспроможні, — Станіслав Дубко

25 жовтня 2015 - 10:41 127
Facebook Twitter Google+
<strong>«Звідки беруться кошти для рефінансування? – З наших кишень», - вважає фінансовий і економічний експерт Станіслав Дубко</strong>

Станіслав Дубко: Треть банковской системы, если смотреть по состоянию на 2014 год, была выведена с рынка. Это огромное количество. Однако целый ряд банков изначально создавался для того, чтобы, собирая средства населения и юридических лиц, вкладывать их в проекты, которые связанны с собственниками банков.

Очевидно, что когда наступает кризис, проблемы начинаются у самого банка и у бизнеса собственника такого банка. Ведь если кредиты выданы себе, своему бизнесу, то отдавать не очень хочется. Те усилия, которые предпринимает Национальный банк Украины, направленны на то, чтобы эту ситуацию искоренить.

Лариса Денисенко: В який спосіб викорінюється проблема? Завдяки рефінансуванню?

Станіслав Дубко: Рефинансирование — это способ помочь банкам, которые столкнулись с временными сложностями. Представьте себе: банк выдал много кредитов, и когда наступил кризис, кредиты гораздо хуже возвращаются и у банка возникает кризис ликвидности. Тогда рефинансирование — это один из регуляторов того, как Национальный банк может решить эту временную проблему. Но если Нацбанк видит, что какой-то банк сильно злоупотребляет его кредитованием, такой банк нет смысла спасать.

Тетяна Трощинська: Звідки беруться кошти для рефінансування?

Станіслав Дубко: Деньги берутся из наших карманов. Деньги, которые берутся на рефинансирование — это деньги, которые банки по-хорошему должны были бы вернуть. Но большая часть этих денег, к сожалению, выплачена из наших с вами налогов, и я боюсь, что не очень много денег удастся вернуть.

В банковской системе есть очень много проблем. Низкое качество кредитов очень четко можно увидеть, когда банки попадают под опеку Фонда гарантирования вкладов. Фонд гарантирования вкладов — это тот институт, который берет деньги у государства взаймы, потому что своих денег у него мало, как оказалось. И в результате за все платит налогоплательщик.

unnamed_2_0.jpg

Станіслав Дубко
Станіслав Дубко
Фото «Громадського радіо»

Лариса Денисенко: Чи не розумніше було б клієнтам з валютними кредитами, враховуючи нестабільний курс, все-таки оформляти кредити в гривні?

Станіслав Дубко: На самом деле такие решения принимали люди, которые имеют более высокий уровень финансовой грамотности. У нас были периоды, когда ставка по кредитам в гривне была гораздо выше, чем по кредиту в валюте. Поэтому было выгодно брать кредит в валютах.

А что если курс за 10-15 лет меняется на 100%? Вы теряете в разы и больше, чем заплатив более высокую ставку в гривне. Банкиры это понимали, но это их не останавливало в выдаче валютных кредитов. Они фактически перекладывали риски на население. Это не самая дальновидная политика, поэтому в итоге банкам приходилось прощать часть долгов.

В этом есть еще вина и роль регулятора. Валютные кредиты были запрещены. Население и предприятия, которые не имеют источников валютной выручки, в какой-то момент лишились возможности получать валютные кредиты, но сделано это было уже после того, как этих кредитов все набрались под завязку.

Тетяна Трощинська: Наскільки є підстави для того, щоб населення притримувалось концепту довіри державним банкам?

Станіслав Дубко: Для страны в целом это не очень хорошая концепция, потому что государство у нас не является суперэффективным менеджером. Очень часто государственные средства просто «разбазариваются». Мы за счет средств налогоплательщиков вынуждены решать те проблемы, которые созданы плохим регулированием и безразличием населения к тому, как работают те или иные банки.

Действительно, очень многие рассчитывают на государство, и сколько бы раз государство не доказывало свою неэффективность, все-таки альтернативы люди пока не видят.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.