Слухати

Вплив Ахметова, охорона мера, екологія: інтерв’ю з секретарем міськради Маріуполя

15 листопада 2017 - 16:29
Facebook Twitter Google+
Із секретарем міськради Маріуполя Степаном Махсмою поговоримо про життя прифронтового міста
Вплив Ахметова, охорона мера, екологія: інтерв’ю з секретарем міськради Маріуполя / Програми на Громадському радіо

Ірина Ромалійська: Поговорімо спочатку про те, що на останніх виборах мером міста став Вадим Бойченко, який все життя до цього працював на заводах, які входять у структуру «Метінвесту», який входить у структуру СКМ, що належить українському олігархові Рінату Ахметову. І взагалі, ту команду, яка прийшла до влади в Маріуполі, називають ахметівською чи СКМівською. Ви також представник саме цієї команди?

Степан Махсма: Я никогда не работал в этой компании, но мы видим, что в этой компании достаточно квалифицированные специалисты, которые являются профессионалами во многих направлениях. Совмещая работу в муниципалитете и имея опыт работы в крупной компании, это дает определенные результаты и плоды на скорейше развитие города Мариуполя.

Ірина Ромалійська: Але ви – ні?

Степан Махсма: Я не работал. Свою трудовую деятельность я начинал с коммунального предприятия, после этого был мэром одного из населенных пунктов города Мариуполя, и в 2015-м году, по предложению Вадима Сергеевича, я решился на то, чтобы стать секретарем Мариупольского городского совета.

Тетяна Курманова: Кажуть, що кадри до міськради відбирають саме за лояльністю до «Метінвесту». Чи це правда?

Степан Махсма: Я бы так не сказал.

Ірина Ромалійська: Але з початку вашого спічу про те, яка класна компанія, Таня, на мою думку, має рацію.

Степан Махсма: Те специалисты, которые приходят с «Метинвеста», приходят уже закаленные определенной системой. И тот микс, который сегодня находится в городском совете, тот опыт муниципального управления, тот метод работы в коммерческих структурах, дает определенные толчки роста в городском хозяйстве.

Ірина Ромалійська: Головна проблема міста, як на мене, це – екологія. І основні забруднювачі – це як раз ті самі заводи Ріната Ахметова. Міська влада мала б з цим боротися і турбуватися про покращення екологічного стану. А з огляду на те, що команда «метінвестовська», виходить так, що бджоли проти меду. Чи ні?

Степан Махсма: Я думаю, что это ошибочное мнение, и приведу несколько фатов, которые ему противоречит. Городу – 240 лет, металлургическим комбинатам – более 120 лет. Это говорит о том, что жители Мариуполя не выбирали, где им родиться. Стоял вопрос о существовании города и заводов как таковых, и никто ж не будет ни город переносить, ни заводы сносить.

Но та экологическая программа, которая утверждена и в городе, и в группе «Метинвест», говорит о том, что по сравнению с 2010-м годом заводы сократили свои выбросы наполовину. И на комбинате «Азовсталь» прошла определенная модернизация производства, были закрыты шесть из восьми коксовых батарей, была закрыта фабрика, как основной загрязнитель окружающий среды, и сегодня мы видим, что та санитарная зона комбинатов стала гораздо меньше, чем была в 90-е и 2000-е года.

Над программой, которая нацелена на модернизацию производства, в чьих бы руках она не была – то ли в руках Ахметова, то ли в руках государства, нужно работать. И сумма инвестиций за пять лет будет составлять порядка 120 миллионов долларов.

Ірина Ромалійська: Ви маєте на увазі програму, яка була прийнята в 2012-му році і розрахована до 2020-го?

Степан Махсма: Да, именно эта программа подразумевает капитальные вложения в модернизацию экологического оборудования и улучшение экологической ситуации в городе.

Ірина Ромалійська: Ця програма йде за планом чи є якісь гальмування?

Степан Махсма: Были определенные задержки ввиду действий, связанных с войной. В 2015-м году была практически нарушена логистика с Мариуполем, и город сейчас является тупиковым и крайним городом Европы. Поэтому у нас были сложности и проблемы с поступлением оборудования. И компания «Метинвест», и комбинаты вышли с инициативой продлить эту программу на год-полтора. Мы пошли на этот шаг, учитывая, что не каждый инвестор будет вкладывать средства в прифронтовые населенные пункты. Я думаю, что эти вложения позволят кардинально улучшить экологическую ситуацию в городе.

В 2015-м году бюджет составлял 400 миллионов в год, сейчас – он более 3 миллиардов

Тетяна Курманова: Ми знаємо, що вода у Маріуполі не придатна до вживання. Що ви робите в цьому напрямку і чи плануєте будувати очисні споруди?

Степан Махсма: Это самая основная проблема сегодня в Мариуполе, которая рано или поздно станет глобальной. Мы на протяжение двух лет работали над рассмотрением различных вариантов реализации этой проблемы, и разработали три стратегических направления, по которым можем пойти. Город Мариуполь снабжался питьевой водой из канала Северский Донец, что протекает за 240 км от самого города, а сейчас линии, по которым поставлялась эта вода, находятся на оккупированной территории. Ввиду того, что Мариуполь с 2016-го года получал совсем ограниченное количество воды из данного канала, мы переключились на альтернативный источник – Старокрымское водохранилище, где жесткость воды превышает норму в десятки раз. С киевским институтом воды мы разрабатывали ряд проектов для решения этой проблемы. И пришли к выводу, что у нас есть наши реки Кальмиус и Кальчик, и установив на них водозаборы, имеем возможность очистить эту воду и подать нашим жителям. Также мы имеем Павлопольское и Старокрымское водохранилища, соответственно, нам нужны инвестиции для более углубленной очистки этой воды. Также мы имеем внутренние источники, так называемые скважины, из которых мы можем потреблять воду.

Отрабатывая все эти варианты, мы сейчас приходим к выводу, что водозаборы стоить ставить на реках Кальмиус и Кальчик, а для этого необходим определенный объем инвестиций. По предварительным подсчетам, это порядка 20 миллионов долларов.

Ірина Ромалійська: Звідки ви будете брати ці гроші?

Степан Махсма: Мы будем обращаться в различные инстанции: и в Европейский инвестиционный банк, и к различным европейским партнерам, которые помогали нам выходить из сложных ситуаций.

Отрабатывая эти все варианты, мы запустили проект «Социальная вода», который работает только в Мариуполе, и он делает доступной питьевую очищенную воду для каждого жителя города.

Ірина Ромалійська: Вона безкоштовна?

Степан Махсма: Нет, ее стоимость очень низкая – 35 копеек за литр. Мы ее установили бесплатно во всех учреждениях социальной сферы: в школах, детских садах, больницах.

Ірина Ромалійська: Хто оплачує?

Степан Махсма: Городской бюджет.

Ірина Ромалійська: Як відбувається децентралізація в Маріуполі?

Степан Махсма: Если мы говорим о финансовой децентрализации, то она уже состоялась, и это дополнительный ресурс всем городам Украины.  

Ірина Ромалійська: Який у вас був бюджет в 2015-му році і який зараз?

Степан Махсма: В 2015-м году бюджет составлял 400 миллионов в год, сейчас – он более 3 миллиардов. Это общий бюджет вместе с субвенциями и бюджетом развития.

Тетяна Курманова: Надгостра проблема – це транспортна логістика, зокрема залізничні під’їзди до Маріуполя.

Ірина Ромалійська: До вас неможливо доїхати, ми їхали багато годин.

Степан Махсма: Спасибо, что вы приехали к нам в город, ведь многие проблемы сможете прочувствовать на себе и понять, почему инвестор не хочет идти к нам в город. Потому что единственно транспортное сообщение – это железная дорога. «Укрзализныця» по нашим просьбам, сейчас начала заменять вагоны на более новые. Раньше добраться из Мариуполя в Киев можно было только за 19 часов, сейчас это время немного сокращается. Например, я вчера был в Киеве. Так вот, чтобы туда добраться, нужно в 2 часа ночи выехать из Мариуполя, доехать до Запорожья, сесть на самолет и слетать в Киев.

Можно считать, что 38 бойцов АТО получили земельные Им уже выдали первое решение на предоставление участков

Ірина Ромалійська: А за який кошт ви літаєте в Київ?

Степан Махсма: За личные средства.

Ірина Ромалійська: Ваша зарплата дозволяє це?

Степан Махсма: Да, конечно.

Ірина Ромалійська: Яка у вас зарплата?

Степан Махсма: 25 тисяч гривен. Если посмотреть на цены, то сегодня купе из Мариуполя стоит порядка 700 гривен, а самолет – 1000 гривен.

Ірина Ромалійська: Але ще ж треба дістатися до Запоріжжя, а це також гроші.

Степан Махсма: Если мы так будем рассуждать, то тогда нужно сесть в Мариуполе, никуда не выезжать, чтобы о тебе не слышало центральное правительство, и просто сидеть в Мариуполе и жать, когда тебе что-то спустят. А мы настроены на то, чтобы стучать во все двери, и заявлять, что Мариуполь – это Украина, и что он просит поддержки.

Ірина Ромалійська: А що вимагаєте чи очікуєте від Києва?

Степан Махсма: Если продолжить тему децентрализации, то ряд законов, которые приняты по добровольному объединению громад, рассчитаны на мирные территории, и прописаны таким образом, что сельские и поселковые советы не разделяют свои советы и села. Если мы за пример возьмем Широкинский сельский совет, Коминтерновский сельский совет, то они состоят из двух-трех сел. А законом о добровольном объединении громад не предусмотрено разделение данных сел. И нам нужно внести изменение, сделать особым статус этих населенных пунктов, ведь Широкино сегодня для нас недоступно, а Бердянское Широкинского сельского совета доступно. Поэтому мы просим, чтобы учитывали сложность именно этих территорий, и чтобы на нас по таким моментам обращали внимание.

Тетяна Курманова: З початком війни скільки до вас переїхало переселенців?

Степан Махсма: У нас зарегистрировано более 100 тысяч переселенцев, но проживают постоянно около 30 тысяч.

Ірина Ромалійська: Для міста з населенням у 500 тисяч це доволі багато.

Степан Махсма: Да, это наши новые мариупольцы, мы их называем именно так, и это наш потенциал: профессорско-преподавательский состав, который переехал с перемещенными вузами. Поэтому мы сейчас разрабатываем много программ по их поддержке, чтобы они чувствовали себя комфортно.

Ірина Ромалійська: Де живуть ці люди?

Тетяна Курманова: Я знаю, що у вас був один соціальний гуртожиток, але один гуртожиток не вирішує проблему.

Степан Махсма: У нас сейчас действует одно общежитие на 45 квартир, два находятся в стадии ремонта, и к весне мы их планируем запустить в эксплуатацию.

Кроме того, мы сейчас запускаем программу строительства жилья, которая обеспечит нам предоставление жилья для всех слоев населений. Мы вязли много моделей программ по всей Украине, и объединили их в одну программу. Для тех, кто абсолютно не имеет средств к существованию, она предоставляет жилищные условия, те, кто имеет первоначальный взнос и дальнейшую возможность оплаты, также будет иметь возможность пользоваться этой программой, равно, как и те, кто может позволить себе купить жилье сразу.

Ірина Ромалійська: Чи є в місті проблема з виділенням земель учасникам АТО?

Степан Махсма: Я думаю, что это проблема всей Украины. Разговаривая с мэрами городов, с активистами и участниками АТО, мы понимаем, что все города имеют эту проблему. Во-первых, недостаточно площадей у городов по количеству участников АТО, во-вторых, четко прописан механизм предоставления земельных участков. Законом прописано, что органы местного самоуправления обязаны предоставить земельный участок тем, кто должен их получить в первую очередь, и у нас проходила очень активная дискуссия на сессии по этому поводу. Мы должны четко определить механизм предоставления земельных участков, обозначить территории, где мы будем их предоставлять. Ведь город Мариуполь с одной стороны окружен морем, а с трех сторон — сельхоз районами, которые в 80-е годы были сформированы, и земли сельхоз назначения были переданы сельхоз районам, которые занимались развитием сельского хозяйства. И территория города Мариуполя практически обрезана под границы многоэтажной застройки, и каждый кусочек земли ценен в городе, и их не так уж много.

У мэра нет телохранителей, просто в городе и муниципалитете есть государственная служба охраны, которая осуществляет охрану

Ірина Ромалійська: Скільки людей просять ділянки і скільки вже отримало?

Степан Махсма: Сейчас в очереди стоит 549 участников АТО. Многие города пошли по пути предоставления первого решения сессии. Первое решение приняли и считают, что участник АТО получил земельный участок. Мариуполь пошел другим путем: не предоставлением первого решения, а полностью предоставлением документов, и доведя документацию на получение права собственности на земельный участок.

 Ірина Ромалійська: Скільки людей отримали вже таку документацію?

Степан Махсма: 38 проектов решений мы утверждаем на этой сессии.

Ірина Ромалійська: Тобто ще поки жодного?

Степан Махсма: Вы меня все время пытаетесь скомпрометировать. Я вам повторяю еще раз: можно считать, что 38 человек получили земельные участки. Им уже выдали первое решение на предоставление участков.

Ірина Ромалійська: Я з подивом дізналася, що ваш мер ходить з охороною, а на це виділяються гроші із місцевого бюджету.

Степан Махсма: Эту тему можно обсуждать долго. Но те жители, которые прожили в прифронтовом городе и которые испытывали определенные трудности, они это поймут. Во-первых, договор заключен на охрану зданий, помещений и всех мероприятий муниципалитета, которые проходят в Мариуполе. У нас государственная охрана находится в здании, где располагается службы, отдела и управления департамента, также она присутствует на сессиях городского совета и исполкомах. У мэра нет телохранителей, просто в городе и муниципалитете есть государственная служба охраны, которая осуществляет охрану.

Ірина Ромалійська: Коли він іде, поруч з ним є охоронці?

Степан Махсма: Нет.

Повну версію розмови можна прослухати у доданому звуковому файлі. 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.