Слухати

Як у зоні АТО отримати електронний ваучер на 1470 гривень?

15 березня 2018 - 18:57
Facebook Twitter Google+
Як у Краматорську відбувається допомога внутрішньо переміщеним особам, які проблеми найпоширеніші, які програми можуть їм допомогти та чи вдається мінімізувати наслідки військового конфлікту?
Надія Хоменко // Громадське радіо

Про все це поговоримо з керівницею проекту громадської організації «Країна вільних людей» Надією Хоменко.

Тетяна Курманова: Коли ви почали працювати, і що саме входить в коло ваших інтересів?

Надія Хоменко: Наша организация возникла, к сожалению, в следствие конфликта, в 2014-м году в тот момент, когда захватили Краматорск. Мы были просто волонтерской инициативой, которая начала с того, что мы эвакуировали мирных жителей – женщин и детей в разные части Украины. С такой маленькой инициативы мы выросли в ту, что работает по всей стране. Но в основном мы все равно работаем на востоке, в прифронтовых зонах. И в данный момент у нас самые разные аспекты работы, которые связаны с последствиями конфликта.

К сожалению, конфликт еще в острой фазе, у нас очень много нужд, большое количество переселенцев, и когда Краматорск освободили, мы основали в городе место компактного поселения (КМП), куда привозили людей после эвакуации. Более 800 женщин и детей прошли у нас транзитом.

Андрій Куликов: Це ви щось побудували чи орендували?

Надія Хоменко: Нет, это было помещение христианской церкви, которое мы взяли в бесплатную аренду, и в этом здании сделали общежитие с двухэтажными кроватями, со всеми условиями, которые можно было экстренно создать без всякой помощи. Нам помогал только украинский народ. Жители, пережив несколько месяцев ужаса, привозили нам консервацию, овощи, пеленки, ведь в нашем центре родилось 12 детей за эти два года.

Тетяна Курманова: Але зараз там немає нікого?

Надія Хоменко: Нет, в 2016-м году мы расселили, ведь ненормально, что человек живет в таких условиях.

 

 

Андрій Куликов: Скільки людей ви евакуювали, скільки людей залишилося у Краматорську, а скільки повернулося?

Надія Хоменко: 2,5 тысячи женщин и детей было вывезено с Краматорска, потом мы принимали участие в эвакуации Дебальцево, и там было две тысячи. То есть в общей сложности – это 4,5 тысячи. Дать цифры, куда и кто из них вернулся, мы не можем, они перед нами не отчитывались, и мы не ставили такую цель. Но мы можем говорить, что у нас в центре жили жители Водяного и Песок, мы их оттуда вывозили, когда брали аэропорт. К сожалению, из них половина вернулась, сейчас они живут там, потому что не смогли социализировать здесь.

Если говорить по условиям, которые были созданы в Краматорске для переселенцев, то здесь было очень много возможностей: обучение, переквалификация, жилье

Андрій Куликов: Чому вони не змогли соціалізуватися? Тому що вони не були до цього готові чи місцеве середовище і місцева влада не достатньо йшли їм на зустріч?

Надія Хоменко: Мы работали не только в Донецкой области, также мы в 2015-м году открыли МКП во Львовской области. Потому что, когда шли бои за Дебальцево, мы не вмещали людей, у нас в коридорах лежали люди. И тех, кто захотел поехать на западную Украину, мы вывозили, и мы знаем, как интегрировались переселенцы и там. Поэтому я отвечу комплексно за жителей, которые вернулись на оккупированную территорию. Если говорить по условиям, которые были созданы в Краматорске для переселенцев, то здесь было очень много возможностей: обучение, переквалификация, жилье. Но человек – это существо, которое привыкает к комфорту, когда тебя постоянно поддерживают – это тоже неправильно, наступает момент, когда нужно брать ответственность самому за свою жизнь.

Много людей понимали этот принцип, стискивали зубы, проходили этот путь, особенно женщины, но у тех жителей, которые надолго застревали в таких центрах и зависели от помощи, уже шел процесс деградации, они уже не хотели начинать новую жизнь. Им легче всего было собрать целый автобус гуманитарной помощи, а я знаю, о чем говорю, ведь некоторые приезжали к нам в ночнушке с кулечком, а уезжали с микроавтобусами, и вернуться. Но они сейчас живут в ужасных условиях, потому что рядом с линией разграничения: их дети не получают ни комплексного образования, у них нет защиты – это ненормальная жизнь. Но мы же не можем на это повлиять. В городе достаточно возможностей, многие семьи отучились заново и занимаются другим делом, не своей профессией, но их жизнь можно назвать нормальной. Далеко не во всех областях Украины были те возможности, которые были в Краматорске.

Далеко не во всех областях Украины были те возможности, которые были в Краматорске

Андрій Куликов: Чому ви називаєтеся «Країна вільних людей»?

Надія Хоменко: Когда мы думали над названием, мы не планировали быть общественной организацией, мы начинали, как волонтеры, но потом закон нас заставил организоваться. После захвата Краматорска у нас настолько оживились эти базовые человеческие потребности, что ты начинаешь очень сильно ценить свободу. Поэтому мы хотим, чтобы наша страна была страной свободных людей.

Тетяна Курманова: Ви зараз допомагаєте в зоні АТО, чим саме?

Надія Хоменко: У нас есть несколько гуманитарных программ вдоль всей лини разграничения в Донецкой и Луганской областях. Одна из программ – это помощь маленьким фермерским домохозяйствам, то есть людям, которые выживают за счет своих огородов. Это помощь в партнерстве с ООН, то есть это различные корма, картошка, птица, посевные. Мы развозим это в поселки и выдаем людям. В прошлом 2017-м году мы даже раздавали сено, потому что многие жители, заготавливая сено на полях, подрывались на минах.   

Мы уже два года работаем с методикой – ваучер за работу

Андрій Куликов: А це не те ж саме привчання людей до допомоги? Де та точка, коли ви скажете – все, далі самі?

Надія Хоменко: Это постоянный вопрос, который возникает, когда мы сталкиваемся с тем, где мы будем проводить эту черту. Естественно, мы не оказываем помощь всем. Мы выбираем тех, кто в этой помощи действительно нуждается. В основном это старики, ведь в зоне АТО проживает очень много пожилых людей. С их мизерными пенсиями и высокими ценами они не могут нормально жить. Поэтому для них важна помощь, если они смогут посадить огород и вырастить. И это все равно труд, это ведь не то, что тебе привезли кулек продуктов.

У нас есть еще одна программа – электронные ваучеры. Мы уже два года работаем с методикой – ваучер за работу. В каждой громаде есть много проблем у одиноких людей, школ, и очень плохо, когда люди среднего возраста не подпадают ни под какие гуманитарные программы. Рабочие связи у них разрушены, то есть работы нет. И если они не выехали, то оказываются в очень тяжелых условиях, многие спиваются. Но когда человеку предлагаешь социально важную работу и даешь ему за это продукты, тогда человек не чувствует себя неполноценным. Люди делают ремонты в школах, обустраивают бомбоубежища, то есть берут какое-то количество часов и работают для этой громады. И взамен за эту работу получают электронный ваучер, где в этом селе они в маленьком магазинчике могут скупиться в течение месяца. В данный момент программа идет с обменом на один ваучер в 1470 гривен. Это большая поддержка для предпринимателей, потому что в селе большая беда, если маленький магазинчик закроется. Предприниматели с деньгами уехали, когда начался конфликт, предпринимали, которые остались, не умели пользоваться даже ноутбуками, мы их этому обучали. Они жили обычной сельской жизнью, но сейчас развились. Мы не привозим продукты, но перечисляем средства для этих предпринимателей, а они закупают продукты.

Андрій Куликов: Я так розумію, що «Країна вільних людей» працює і на гранти, наскільки це важливо для вашої діяльності? Уявіть, що грантів не стане?

Надія Хоменко: Мы работали 1,5 года без единой копейки помощи, и команда людей уже привыкла к определенной устойчивости. Но, конечно, мы не могли бы сделать так много без грантовой помощи.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.