Слухати

40% украинских компаний хотят выйти на европейский рынок, — А. Крамаренко

13 лютого 2016 - 07:10 320
Facebook Twitter Google+
Отечественные производители готовы экспортировать товары в ЕС, но для этого нужно соответствовать европейским стандартам, а квоты, которые были в Украины, заполнили за месяц

oleksandr_kramarenko_0.jpg

Александр Крамаренко / «Громадське радио»
Александр Крамаренко
«Громадське радио»

Главный редактор портала Деньги ua рассказал о перспективах украинских производителей на европейском рынке.

Наталя Соколенко: Как вы оцениваете результаты исследования?

Александр Крамаренко: 40% — это очень обнадеживающие цифры, потому что у людей есть понимание, куда идти и чем заниматься. Украина имеет беспошленные квоты на поставку определенной продукции в ЕС. И у нас, что в прошлом году, что в этом эти квоты выбирались за месяц.

Украинцы хотят туда продавать, имеют, что продавать. Наше Министерство экономического развития и торговли совершает много правильных телодвижений в сторону того, чтобы они имели для этого технические возможности, потому что там есть стандарты.

Илона Довгань: Выдерживают ли наши производители все эти стандарты?

Александр Крамаренко: Украинские компании, которые занимаются кондитерскими изделиями, это не «Рошен», они не имели возможности продавать туда сладости, у которых большое количество орехов, потому что там были определенные проблемы с сертификацией. У нас просто не было такой структуры, которая взяла бы на себя ответственность выдавать такие сертификаты.

Я знаю, что сертификаты появились, продажи пошли. И наши власти должны это делать постоянно.

Я приведу пример курятины. Это один из скоропортящихся продуктов, и Украина на европейском рынке присутствует с этой продукцией давно. У нас есть проблема с другим: в Европе продукты  субсидируются, а в Украине нет, и в Украине сельхозпредприятия не имеют дешевого кредита. То есть, у нас получается себестоимость выше, чем там, им сложно конкурировать — это проблема.

Илона Довгань: Если принимает ЕС и там все хорошо с нашей продукцией, значит, что мы можем расширяться и идти дальше? Недавно появилась информация, что для нас открыт даже рынок Китая.

Александр Крамаренко: Для нас рынок Китая открыт даже больше, чем европейский. Например, Украина начала год назад активно поставлять туда свинину и это круто, потому что сейчас мы теряем российский рынок, который был одним из основных экспортных рынков для Украины по свинине. Те, кто понимает, что происходит, те переориентируются на Китай, Индию.

Я бы не сказал, что так все безоблачно в Европе — там очень тесный рынок. Он дорогой, но очень привлекательный, но там есть много условностей. Те, кто туда заходит, уже качественные, то есть, после этого им никакие рынки не страшны.

Наталя Соколенко: Как переориентируются предприниматели из Донбасса на европейский рынок?

Александр Крамаренко: Там с промышленностью ситуация тяжелая. Мы знаем, что основная масса экспорта, который шел из этого региона — это металлургия. Последние годы Китай активно вытеснял всех из этого рынка, и на этот рынок стало сложно продавать. По этому, насколько я знаю, там не все очень хорошо было с поставками еще до агрессии.

Что касается продукции более высокой степени переработки, там ситуация еще хуже. Мы должны понимать, что торговля это не то, что я сегодня ударил с вами «по рукам», продал и все. Торговля — это процесс. Если вы продаете машину, оборудование, то тут будут существовать, пока это работает.

В регионе идет война. Какая может быть уверенность, что я захочу купить машину, которая там произведена. Завод завтра могут разбомбить.

Я знаю, что некоторые предприятия попиленные на металлолом, какие-то вывезены. Я знаю, что люди, которые там занимались малым и средним бизнесом, либо выехали, либо возобновили здесь свой бизнес. То, что хозяйская жизнь в этом регионе подпала под удар российской агрессии, это большая человеческая трагедия.

Судя по тому, как ведет себя Россия, об этой территории на ближайшие годы надо забыть. Людям, которые оттуда выезжают, которые хотят возобновить бизнес либо начать работать где-то здесь, нужно помогать в этом.

У меня нет информации, что там что-то массово возобновляется, улучшается. Это зона повышенного риска. Такой риск может быть уравновешен только очень высокой доходностью.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.