Слухати

95 лет «Chanel № 5»: как создавался парфюм эпохи?

05 травня 2016 - 20:00 449
Facebook Twitter Google+
От запахов целой эпохи до запаха окаменелого дерева, найденного на Донбассе. Парфюмер Евгений Лазарчук рассказывает о синтетических и натуральных запахах, окружающих нас

Довоенные парфюмы были насыщенные, достаточно тяжелые. Их уже никто не хотел. Люди поменяли одежду и готовы были экспериментировать, — рассказывает «нос» и основатель парфюмерной лаборатории «Perfume Lab».

Татьяна Трощинская: Кто такой «нос»?

Евгений Лазарчук: Так между собой называют парфюмера. Например, «куда побежал «нос»?» И все понимали, что это о парфюмере.

Лариса Денисенко: Мы решили поговорить о парфюмерии, потому что 5 мая 1921 года были представлены духи «Chanel № 5». Мне кажется, это запах эпохи и культ. Как создаются такие легенды? Есть ли в парфюмерии канон, о котором нужно знать?

Евгений Лазарчук: Каноны все время меняются. Меняются эпохи, меняются материалы, восприятие людей, запросы людей. Меняется восприимчивость кожи. Материалы, которые затребованные людьми сейчас, тогда были неизвестны.

evgenyy_lazarchuk.jpg

Евгений Лазарчук // «Громадське радио»
Евгений Лазарчук
«Громадське радио»

Почему «Chanel № 5» стало «Chanel № 5» — достаточно сложный феномен. Я не являюсь их поклонником. Позже были парфюмы, которые были более интересными и эстетичными. Те, которые лучше пережили время. Тот же «Shalimar» или «Mitsouko» в старой сборке.

Довоенные парфюмы были насыщенные, достаточно тяжелые. Их уже никто не хотел.

Феномен «Chanel № 5» во многом определяется личностью Коко Шанель. Своим авторитетом и харизмой она «продавила» этот парфюм. Только закончилась Первая мировая война, все менялось, хотелось чего-то нового. Довоенные парфюмы были насыщенные, достаточно тяжелые. Их уже никто не хотел.

Лариса Денисенко: Какой был самый популярный парфюм в довоенное время?

Евгений Лазарчук: «Fougere Royale», который положил начало целому направлению. В 1917-м году во время войны был заново найден шипр Коти (который тоже не являлся его изобретателем). Но было меньше материалов. Духи были более однотипными. Они были более цветочными, с сильным жасмином (который был гораздо лучше нынешнего), с большим содержанием животных ингредиентов. Они тяжелые при всей своей привлекательности.

«Пятерка» прыгала от старых букетов. В принципе, ничего удивительного в нем нету, кроме введения первого синтетического материала, который решительно заиграл в парфюме. Это были альдегиды. Эрнест Бо сказал, что видел в них вымораживающий холод в носу, как в северных озерах. Те альдегиды очень синтетические и агрессивные. Их надо было уравновешивать. Уравновесили их илангом.

Получился вроде бы старый, но уже в чем-то новый парфюм. 20-е года были достаточно безумные. Люди поменяли одежду, появилось маленькое черное платье и т. д. Они были готовы экспериментировать.

Парфюмерия всегда была роскошью. Туда шли дорогие ингредиенты, абсолюты и масла ручной сборки. Они уже сами по себе были произведением искусства.

Татьяна Трощинская: Как социальные составляющие и способ жизни влияют на моду на ароматы?

Евгений Лазарчук: Все переплетается. В свое время хорошими жасминами пользовались и проститутки самых низших категорий. Хороший жасмин притягивает. К сожалению, сейчас мы таких не встречаем.

Но парфюмерия всегда была роскошью. Туда шли дорогие ингредиенты, абсолюты и масла ручной сборки. Они уже сами по себе были произведением искусства. Мускус, который вообще сейчас никто не знает, как выглядит, амбра, цивет и т.д.

Татьяна Трощинская: Если пишут: нотки амбры, мускуса. Это натуральное масло?

Евгений Лазарчук: Вся люксовая и нишевая парфюмерия, масс-маркет на 98-99% состоит из синтетических ингредиентов.

Татьяна Трощинская: Это имитация?

Евгений Лазарчук: Да. Натуральный мускус давно запрещен. Чтобы его добыть, нужно было убивать оленей. Натуральный мускус — невероятная роскошь и реальное волшебство, который он оказывал на букет парфюма.

Лариса Денисенко: Сейчас можно получить формулу духов, которые не производят?

Евгений Лазарчук: Парфюмерия — один из самых закрытых миров. Чтобы найти даже копии парфюмов, надо постараться. Парфюмеры зачастую хранят и передают между собой что-нибудь, меняются. Поэтому рецептуры найти очень тяжело.

Практически все большие парфюмерные компании имеют аппаратуру, которая снимает спектральный анализ духов и понимает, из каких ингредиентов они состоят. Сейчас, зачастую, в одной комнате снимают чужие духи, а в другой — вносят шумы в свои духи, чтобы запутать конкурентов.

С помощью реактивов удалось создать парфюм окаменевшего дерева, который был представлен на «Донкульте».

Татьяна Трощинская: Может быть вспомните важный момент, связанный с дружковскими деревьями?

Евгений Лазарчук: Было культурное мероприятие «Донкульт», посвященное донецкой культуре. Мои друзья сказали: давайте соединим высокую парфюмерию и то окаменелые деревья, которым 250-300 млн лет. С помощью реактивов удалось создать парфюм окаменевшего дерева, который был представлен на «Донкульте».

Татьяна Трощинская: Из чего состоит аромат?

Евгений Лазарчук: Люксовая, нишевая парфюмерия на 99% процентов из синтетических ингредиентов. Масел там достаточно мало. Некоторые запрещены, некоторые дорогие. Есть смысл говорить только о синтетических составляющих. Их положительное отличие в том, что они неизменны. Масло одного урожая может отличатся от масла другого урожая (даже одной и той же плантации).

Лариса Денисенко: Сейчас многие заказывают запах под себя. Насколько это сейчас популярно, и какие бы вы посоветовали духи на весенне-летнее время?

Евгений Лазарчук: Я бы посоветовал доверять своему вкусу. Не позволяйте никому навязывать свое мнение. Более точно, чем ваша интуиция, никто не скажет.

Татьяна Трощинская: А правда, что аромат, который больше всего подходит, человек не чувствует на себе?

Евгений Лазарчук: Сомнительно. Вся классическая парфюмерия достаточно хорошо носится. В какой-то мере это может касаться современной парфюмерии, которую я парфюмерией и не очень считаю.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.