Слухати

Адвокат Януковича обещает доказательства истории о восьми расстрелянных автобусах

27 листопада 2016 - 21:15 288
Facebook Twitter Google+
На связи со студией «Громадського радио» автор вопроса, наиболее разозлившего Януковича, корреспондент СТБ Алена Лунькова и адвокат экс-президента Виталий Сердюк

alona_lunkova.jpg

Олена Лунькова // «Громадське радіо»
Олена Лунькова
«Громадське радіо»

Журналистка телеканала СТБ Алена Лунькова своим вопросом на пресс-конференции в Ростове вывела из себя экс-президента Виктора Януковича. Сейчас она также находится в Ростове-на-Дону, поэтому вышла с нами на скайп-связь.

Напомним, что в пятницу Святошинский районный суд Киева по делу об обвинении пяти бывших сотрудников «Беркута» в убийстве «майдановцев» должен был допросить в качестве свидетеля бывшего президента Украины Виктора Януковича. Экс-глава Украины должен был свидетельствовать по видеоконференцсвязи, находясь в Ростовском суде. Суд не состоялся, потому что члены различных радикальных организаций или их еще называют «неизвестные личности» заблокировали выезд из Лукьяновского СИЗО, где содержались обвиняемые.

В итоге, выступить перед судом Янукович так и не смог, но дать пресс-конференцию журналистам у него получилось. На этой пресс-конференции и присутствовала Алена Лунькова, которая задала ему нейтральный, на первый взгляд вопрос, но Виктор Федорович отреагировал на него довольно эмоционально. 

Фрагмент пресс-конференции.

Ирина Ромалийская: После этого в украинских медиа появились заголовки о том, что беглый президент нахамил украинской журналистке. Вы это восприняли как хамство?

Алена Лунькова: На самом деле, я не ожидала такой реакции, и не знаю, что его так разъярило — ход истории или какие-то хозяева, на мои уточняющие вопросы он так и не ответил.

Михаил Кукин: В данном вопросе я никакого хамства не увидел. Поэтому не очень понимаю, что его так возбудило. Там были вопросы и острее.

Алена Лунькова: Передо мной задавала вопрос Наташа Гуменюк с Hromadske, и у нее были резкие вопросы. Я специально задала именно такой вопрос, потому что мне казалось, что к резким вопросам он будет готовится. Он прекрасно понимал, что приедут украинские журналисты, и будут его расспрашивать. Мне было интересно, как он себя видит в истории.

В постановке этого вопроса я не вижу ничего особенного, и не заметил, чтобы на него была какая-то эмоциональная реакция в виде расстройства или обиды

Михаил Кукин: С легкой руки Антона Наумлюка возникла дискуссия, стоит ли задавать эмоциональные вопросы или вопросы по факту. Что вы думаете по этому поводу?

Алена Лунькова: Мы обсуждали это в своем журналистском кругу, и мне понравилась идея моего коллеги, что Янукович уже не ньюсмейкер, поэтому что-то фактажное спрашивать его бессмысленно. Он уже персонаж, его стоит выводить на эмоции.

Михаил Кукин: Да и факты он говорил настолько спорные, что их как факты и не воспринимали. Про те же расстрелянные восемь автобусов из Крыма.

Ирина Ромалийская: Янукович произнес фразу: «Вам не удастся меня унизить». Что именно в твоем вопросе он воспринял как попытку его унизить, по-вашему?

Алена Лунькова: Я не понимаю, чем вопрос об учебниках истории его мог унизить.

С нами на скайп-связи адвокат Виктора Януковича Виталий Сердюк.

Михаил Кукин: Мы обсуждаем с журналисткой Аленой Луньковой, что именно в ее вопросе так обидело Виктора Федоровича, что он даже сказал, что «вам не удастся меня унизить». Что в этом вопросе было унизительного, на ваш взгляд или на его взгляд, может вы с ним это обсуждали?

Виталий Сердюк: Почему вы решили, что его что-то обидело в этом вопросе?

Ирина Ромалийская: Отвечая на этот вопрос, он сказал фразу: «Вам не удастся меня унизить».

Виталий Сердюк: Если есть желание разобраться, то будет возможность и у Алены, и у других журналистов задать еще один уточняющий вопрос в понедельник и расставить все точки на и.

Я бы не сказал, что этот вопрос был обидным, это обычный вопрос, он не касается дела, а касается общих моментов. Безусловно, журналисты имеют право его задать, как и любой другой. Это же не суд, а пресс-конференция.

Вопрос об истории лучше задать не экс-президенту, а каждому гражданину нашего государства, у которого на него есть собственный ответ, и этот ответ положительный

В постановке этого вопроса я не вижу ничего особенного, и не заметил, чтобы на него была какая-то эмоциональная реакция в виде расстройства или обиды. Была реакция политического характера, которая была привязана к вопросу владельцев данного канала. Поэтому я не думаю, что на этой теме есть необходимость сильно останавливаться, а лучше уделить внимание тому, даст ли власть провести это заседание, будут ли получены ответы на все интересующие вопросы, будут ли эти ответы полезны для расследования данного дела.

Вопрос об истории лучше задать не экс-президенту, а каждому гражданину нашего государства, у которого на него есть собственный ответ, и этот ответ положительный.

Ирина Ромалийская: Все находятся в ожидании каких-то громких изобличающих свидетельств от Виктора Януковича. Они будут подкреплены доказательствами?

Виталий Сердюк: Безусловно, то, о чем будет говориться, будет подкреплено собранными доказательствами. Они уже демонстрировались. На них, кстати, журналисткая братия обратила гораздо меньшее внимание, нежели на вопросы, не касающиеся тематики данного допроса.

 

 

Ирина Ромалийская: Если говорить о восьми расстрелянных автобусах, то Виктор Федорович не привел никаких подтверждающих это фактов.

Виталий Сердюк: Потому что эта ситуация не касалась расстрела 20 февраля. Он отвечал на вопрос, касающийся Крыма и настроений людей в Крыму на тот момент.

Ирина Ромалийская: Но его рассказы о массовых расстрелах людей, не подкрепленные ни одним фактом, вызывают уже вопрос к дальнейшим показаниям.

Виталий Сердюк: Вы должны понимать, что у нас будет рассматриваться вопрос расстрела людей пятью «беркутовцами» 20 февраля. Безусловно, вопросы в данном производстве могут касаться всего обвинительного акта, предъявленного «беркутовцам», где фигурирует Виктор Янукович как лицо, которое возглавляло государство на тот момент.

За ночь до допроса загорелся коллектор с проводкой, который обеспечивает электроэнергией улицу Жилянскую. Совпадение? Не думаю.

Поэтому все, что касается этого фактажа, будет обсуждаться, и слова, которые прозвучат в судебном заседании, безусловно, подкрепляются доказательствами. Эти доказательства мной впоследствии будут переданы как в Святошинский суд, так и в иные правоохранительные органы для реагирования. И это будет интересно.

Ирина Ромалийская: Есть ли у вас есть информация о том, привезут ли подозреваемых в зал суда? Следователь прокуратуры Горбатюк сказал, что возможен допрос по видеоконференцсвязи из СИЗО.

Виталий Сердюк: Насколько мне известно, судом была отправлена заявка в СИЗО относительно проведения допроса в режиме видеоконференции.

Михаил Кукин: И вы предполагаете, что допрос Януковича все же состоится?

Виталий Сердюк: Он состоится, если не будет сорван заинтересованными лицами. И Виктор Янукович планирует быть.

Михаил Кукин: Как он может быть сорван, по вашему мнению? Какие есть еще механизмы?

Виталий Сердюк: Механизмов может быть очень много. Вы не обратили внимание на ситуацию: за ночь до допроса загорелся коллектор с проводкой, который обеспечивает электроэнергией улицу Жилянскую. Совпадение? Не думаю.

vytalyy_serdyuk.jpg

Виталий Сердюк // Адвокатское объединение Aver Lex
Виталий Сердюк
Адвокатское объединение Aver Lex

Ирина Ромалийская: Вы сейчас сознательно говорите фразу главного пропагандиста России?

Виталий Сердюк: Конечно, сознательно. Эта фраза стала крылатой, и она лучше всего ложится на нашу ситуацию.

Я уверен, что с нашей стороны будут сделаны все шаги, чтобы данный вопрос состоялся.

Ирина Ромалийская: На протяжении последних дней активно обсуждается вопрос о том, почему Виктор Янукович проходит в данном деле как свидетель, а не как подозреваемый. Процессуально ему вообще возможно предъявить подозрение?

Виталий Сердюк: В данном уголовном производстве ему невозможно предъявить подозрение. Такой процессуальной статус обусловлен тем, что он в обвинительном акте, поданном Генеральной прокуратурой в суд, не имеет иного статуса. Все камни сейчас летят в суд, который принял решение о его допросе в качестве свидетеля. На самом деле, это не так, и вопрос определения статуса участников, направляя обвинительный акт на суд, решает Генеральная прокуратура. Он не фигурировал в данном деле в каком-либо ином статусе, кроме статуса свидетеля, поскольку ему не предъявлялось подозрение и не вручался обвинительный акт.

Я со своей стороны сделаю все возможное, чтобы украинская пресса была представлена в зале суда. 

Михаил Кукин: Ваш коллега адвокат Небесной сотни Виталий Тытыч в интервью нашему радио сказал, что в этом деле множество процессуальных нестыковок, начиная с той, что, если свидетель допрашивается в удаленном доступе и находится в другой стране, он должен зарегистрироваться в консульстве. Но ведь Виктор Федорович точно этого не делал в украинском консульстве.

Виталий Сердюк: Я не слышал, чтобы об этом говорил Виталий Тытыч, хотя смотрел его выступление на «Шустере». О консульстве говорила Генеральная прокуратура. Действительно, на протяжении полутора лет у нас с Генеральной прокуратурой шла переписка, Генпрокуратура искала любой повод для того, чтобы этот допрос не проводить, в том числе, проведения его через консульство. Таким образом они подкладывали процессуальную мину под этот допрос, чтобы его потом признать ничтожным.

Консул не имеет право проводить следственные действия, он не является следователем, у него есть полномочия проводить какие-либо процессуальные действия только, если преступление совершено на территории консульства.

Консул не может проводить допрос, и такие показания не имели бы никакого официального значения и смысла.

Что касается удостоверения личности, то для ответа на этот вопрос нужно банально прочитать Уголовно-процессуальный кодекс, а именно главу «Международное сотрудничество», где прописана эта процедура. И Святошинский суд поручил Ростовскому суду удостоверить личность допрашиваемого свидетеля, что и было сделано.

Что касательно подтверждения официального нахождения Януковича на территории РФ, в 2016 году по требованию Генпрокуратуры я предоставил ответ из Миграционной службы РФ, где указан статус, предоставленный этой страной для Виктора Федоровича.

Алена Лунькова: Виталий, я хочу попросить вас сейчас, чтоб завтра и у украинских, и у российских СМИ был одинаковый доступ в сам зал, где будет допрошен Виктор Янукович. Потому что в пятницу были 3 камеры российских СМИ и всего одна украинская. Это несколько не честно, давайте сделаем хотя бы 2/2, Виктор Федорович все-таки экс-президент Украины, а не России.

Виталий Сердюк: Я со своей стороны сделаю все возможное, чтобы украинская пресса была представлена в зале суда. Я не могу, конечно, гарантировать, потому что я не являюсь хозяином или распорядителем в суде, однако я постараюсь сделать все, от меня зависящее, чтобы у вас была возможность публично транслировать данное мероприятие, и задать все интересующие вас вопросы.
Ирина Ромалийская: Почему именно сейчас у Виктора Федоровича возникла инициатива свидетельствовать?

Виктор Федорович не приедет свидетельствовать лично, потому что он является наименее желаемым свидетелем для действующей власти, нет возможность обеспечения его безопасности

Виталий Сердюк: Инициатива свидетельствовать возникла еще в 2014 году. Как только началось расследование данных материалов и Виктору Януковичу стало известно об уголовных делах, началась переписка с Генпрокуратурой относительно проведения следственных действий с его участием. После того, как эта переписка не возымела результатов, в 2015 году было подано заявление в Генпрокуратуру о необходимости привлечения Януковича ко всем делам, расследуемым Генпрокуратурой.

Однако Генпрокуратура не реагировала, ей показания не интересны, и поэтому длительным образом велась работа юридического характера по даче показаний.

Ирина Ромалийская: Почему Виктор Федорович не приедет сюда свидетельствовать?

Виталий Сердюк: Вы видели обстановку, которая сейчас происходит в Украине. Виктор Федорович не приедет свидетельствовать лично, потому что он является наименее желаемым свидетелем для действующей власти, нет возможность обеспечения его безопасности, не расследуются уголовное дело относительно покушения на его жизнь, которое около года болтается по разным следственным инстанциям. Также нет возможности даже контролировать доставку подсудимых, что прямо свидетельствует о невозможности его личного участия в подсудных мероприятиях.

Алена Лунькова: В Ростове такие меры безопасности были обеспечены тоже, потому что Янукович боится за свою жизнь?

Виталий Сердюк: Какие такие меры? Я не увидел никаких экстраординарных мер безопасности.

Алена Лунькова: Весь город в пробках стоял, вы что?

Виталий Сердюк: Такие же меры безопасности проводятся и у нас.

Алена Лунькова: Я была на судах у Савченко, где правоохранителей было гораздо меньше.

Виталий Сердюк: Мне кажется, было больше полиции, чем в Святошинском суде, но чего-то экстраординарного я не увидел.

Уже собраны доказательства о причастности целого ряда лиц, которые сейчас находятся у власти. Я думаю, нам стоит дождаться завтрашних показаний

Ирина Ромалийская: У вас есть какие-то документальные подтверждения той страшной истории, которую рассказал Виктор Федорович Янукович о восьми расстрелянных автобусах и массовых убийствах людей?

Виталий Сердюк: Если эта история заинтересовала, то я соберу необходимые доказательства. Она действительно имела место быть, была мной слышна из различных источников, не только от Виктора Януковича. Раз это так заинтересовало прессу, хоть это и не касается напрямую расстрелов 20 числа, но мы соберем свидетельства, и опубликуем подтверждение данных слов.

Ирина Ромалийская: Мы будем следить за этим делом, и проверим те материалы, которые вы предоставите, готовы встретится с родственниками тех погибших, если таковые есть.

Виталий Сердюк: Уже собраны доказательства о причастности целого ряда лиц, которые сейчас находятся у власти. Я думаю, нам стоит дождаться завтрашних показаний.

Михаил Кукин: Алена, что вы ждете от завтрашнего дня?

Алена Лунькова: Что пустят мою камеру. Мне предложили снова задать тот вопрос еще раз, но я задам все же другой.

Михаил Кукин: Состоится ли сам допрос, как вы считаете? Есть мнение, что все это движение лишь повод для нескольких пресс-конференций Виктора Януковича.

Алена Лунькова: Если бы хотели, то и в пятницу состоялся бы допрос, мне не очень понятно, что значит неопознанные люди заблокировали выезд из СИЗО. Я пессимист в этом плане, и мне кажется, что будет очередная пресс-конференция и дополнительный козырь в руках Виктора Януковича.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.