Слухати

Альтернативы Минску нет, ведь к нему привязаны санкции для России, — Гарань

23 лютого 2016 - 16:42 142
Facebook Twitter Google+
Говорим с доктором исторических наук, профессором кафедры политологии НаУКМА Алексеем Гаранем об изменениях в ходе Минских переговоров

oleksiy_garan_0.jpg

Алексей Гарань / «Громадське радио»
Olexiy Haran
Hromadske Radio

Ирина Соломко: Европейские участники Нормандского формата отошли от требований неотложно внести изменения Конституцию об особом статусе Донбасса. Сейчас ключевое требование — это подготовка законодательства к выборам. Мы можем сказать, что это победа?

Алексей Гарань: В какой-то мере это победа. Я думаю, что Запад будет оказывать на нас давление в этом вопросе. Они могут не совсем понимать, что происходит, а может и понимают, но хотят сгладить углы.

Дипломаты говорят, что они понимают, что это агрессия России, но они ищут компромисс. Обидно, что этот компромисс ищут на счет Украины. Позиция Украины была аргументирована, и нам удастся потянуть время. Сказал Штайнмайер, давайте двигаться к выборам. Он сказал, что соображения безопасности не являются аргументом.

Пункт 1 — это перемирье, а выборы — это только пункт 9. Пункт 3 — отвод оружия, пункт 4 — это обмен пленными. Какая логика? Территория является оккупированной, а вы хотите на ней проводить демократические выборы?

Дело не в том, разрешат ли украинским партиям проводить агитацию, или включат ли там украинские каналы. Российские спецслужбы контролируют ситуацию.

Были выборы в оккупированной Прибалтике в 1939 году. Кого избрали?

И тут у Украинской стороны есть своя аргументация, и мы хотим ее донести.

Россия хочет провести выборы, ничего не меняя. Запад понимает, что что-то не то, но нужно показывать прогресс.

Ирина Ромалийская: Какой сценарий был бы оптимальным для Украины?

Алексей Гарань: Сначала нужно выполнить первый базовый пункт. Перемирье должно было вступить сначала в сентябре 2014 года, потом 15 февраля, после чего произошло Дебальцево. С самого начала были нарушения. Какое может быть доверие?

Эти аргументы показывают нашу моральную правоту, но Запад боится эскалации. Ему нужно, чтобы процесс шел.

Сейчас в позиции Украинской стороны появился новый аргумент. В Минских соглашениях восстановление контроля над границей предусмотрено в самом конце. Это для нас очень плохо. Но мы хотим, чтобы там поставили миссию ОБСЕ. Она должна стоять на границе Украины с Россией и контролировать пропускные пункты, фиксировать, что сюда не проходят военные, оружие. Это будет большой шаг вперед.

В ОБСЕ должны приниматься решения консенсусом всех стран. А там Россия, Казахстан, Сербия. Нужна политическая воля.

Нужно это требовать. Дипломатия — это торговля. Мы можем завышать цену. ОБСЕ сейчас выглядит логично. Необходимость этого сложно отрицать.

Процесс заморозки, учитывая санкции России, тоже играет нам на руку. Вопрос в том, будут ли санкции сохраняться. Сейчас они продлены до 31 июля. Нам иногда приходится делать то, что мы не хотим, чтобы сохранялись санкции.

Ирина Соломко: Какие ваши прогнозы насчет продления санкций?

Алексей Гарань: Санкции подливаются каждые полгода.

Сейчас Путин пытается оказать давление на Украину и Европу. Он пугает нас эскалацией.

В мае-июне может произойти затишье, и он будет говорить, что нет выборов, нет изменений в Конституцию. Он постоянно пытается провоцировать Украину на ответные действия.

Логика Порошенко, когда он подписывал соглашение,  состоит в том, что если будет перекрыта  граница с Россией, боевики не смогут маневрировать, и мы сможем их переиграть и перевести это в политическую плоскость.

На выборах пройдут боевики, но пройдет и «Оппозиционный блок», «Возрождение», «Наш Край». А это уже наши, и они будут стремиться к стабилизации. Но я тут вижу большие риски.

Цель Путина в том, чтобы выматывать Украину каждый день, и не давать сфокусироваться на внутренних проблемах.

Понятно, что Минские соглашения плохие, а лучше что? Санкции привязаны к Минским соглашениям. Нам нельзя выходить из переговоров.

Что касается представителей боевиков, то я сомневаюсь на счет Плотницкого и Захарченка. Их могут поменять на не таких одиозных личностей. Могут прийти менее радикальные люди, которые не устраивали парады военнопленных, не делали жестких заявлений.

Путинской дипломатии есть что использовать. Он крутили картинку с Майдана по всем каналам, которые транслируются на Запад.

Ирина Ромалийская: Как вы оцениваете происходящее на Майдане последние несколько дней?

Алексей Гарань: Давайте не повторять мантру про Майдан 3. На Майданы выходили против диктаторов. Сейчас есть возможность оказывать давление на власть другими способами. Сейчас не происходит монополизация власти.

Это классика, когда появляются непонятные организации. Я к ним пробрался в «штаб», а они не могут ответить на то, что это за организация.

К сожалению, некоторые люди откликнулись, ведь есть недовольства. Для меня очень важно, что люди, которые были в АТО, выступили и опровергли свою причастность. У киевлян есть чутье, когда нужно выйти, а когда нет.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.