Слухати

Бывшая москвичка: Мы — первая волна российских политэмигрантов в Украину

21 травня 2016 - 20:50 613
Facebook Twitter Google+
О преследованиях в России и отказе в политическом убежище со стороны украинских властей рассказывает эмигрантка Ирина Белачеу

Бежавшая из России и не получившая политического убежища в Украине — активистка и сопредседатель «Свободной школы сопротивления» Ирина Белачеу, рассказывает о своих мытарствах.

13 282 248_634 461 323 378 291_1 255 054 726_n.jpg

Ирина Белачеу // «Громадське радіо»
Ирина Белачеу
«Громадське радіо»

Ирина Ромалийская: Почему вы уехали из России? Чем вы там занимались?

Ирина Белачеу: В России я принимала активное участие в митингах протеста против кремлевской власти, организовывала автопробег «Белый поток» и движение белоленточников.

Со своими друзьями я организовала «Школу свободного сопротивления» в Москве для того, чтобы понять, что делать и как строить демократическое государство. У нас проводились лекции для протестных активистов и всех желающих. Все лекции были выложены в свободный доступ.

Когда начался Майдан, мы решили сами разобраться в том, что здесь происходит. Во время Майдана я приезжала в Украину трижды и потом пыталась донести правду до россиян. Я почувствовала, что усиление пропаганды привело к тому, что часть людей стала агрессивной и перестала воспринимать правду. Уже тогда начался путь к Северной Корее. Нас называли национальными предателями и начали сдавать в полицию.

Михаил Кукин: Преследования начались на национальном уровне?

Ирина Белачеу: Нас записали в центр по борьбе с экстремизмом. Наши телефоны прослушивались, за нами следили. Наших ребят, которые остались в Москве, уже несколько раз задерживали.

Ирина Ромалийская: После чего вы решили уехать из России?

Ирина Белачеу: Я не столько испугалась за себя, сколько за свою дочь. Она у меня метиска, ее папа их Эфиопии. Я увидела нарастающую агрессию и шовинизм в обществе и мне стало страшно за нее. Кроме того, мне показалось логичным приехать сюда и организовать «Вільну школу спротиву», на базе которой мы будем рассказывать россиянам о том, что происходит в Украине.

Михаил Кукин: Как давно вы переехали?

Ирина Белачеу: Почти два года назад, в августе. У нас здесь не было никого, и мы с дочкой жили в туристической палатке в лагере йогов. Потом мы сняли квартиру, нашли школу, и моя дочь пошла в украинскую школу.

Михаил Кукин: Сколько лет вашей дочери?

Ирина Белачеу: Сейчас ей 14, тогда было 12 лет. Она у меня герой — выучила украинский язык за 2 недели.

Ирина Ромалийская: Почему вам отказали в политическом убежище в Украине?

Ирина Белачеу: Мы — первая волна политических эмигрантов. Раньше такого не было. С нами не знают, что делать. Они требуют, чтобы мы предоставили документы о том, что нас преследуют. Не всегда могут быть такие документы. Я не могу предоставить подтверждение прослушки или слежки, разве что протоколы задержаний.

Долгое время украинские чиновники говорили нам, что Россия — демократическая страна и нам не могут там угрожать. За 2 года стало очевидно, что Россия — не демократическая страна, сейчас это видно. Наших активистов там начинают избивать и убивать.

Михаил Кукин: По закону граждане России могут пребывать на территории Украины не больше 180 суток в году. Как вы тут живете?

Ирина Белачеу: Я зарегистрирована в ДМС, мне выдали справку, и я ее продляю.

Михаил Кукин: То есть вам неокончательно отказали?

Ирина Белачеу: Мне дали заключение об отказе, но я подала в суд и мне эту справку продляют. То есть я нахожусь здесь совершенно легально.

Существует проблема с работой. Нужно найти работодателя, который возьмет на работу человека с документами на один месяц. Продлят их, или нет — неизвестно. Кроме того, за него, как за иностранца, нужно заплатить больший налог.

Михаил Кукин: Вы сейчас не работаете?

Ирина Белачеу: Нет. Работа курьером — какие-то разовые вещи.

Михаил Кукин: На что живете?

Ирина Белачеу: Мой бывший муж присылает деньги на ребенка, на эти деньги и живем.

Ирина Ромалийская: Вы подали иск. Когда будет рассмотрения дела?

Ирина Белачеу: Суд назначен на 1 июня. Положение сейчас усложнилось еще и тем, что пока ДМС рассматривали мои документы, истек срок моего загранпаспорта. Я могу быть депортирована в Россию и в случае отказа суда, я не смогу выехать ни в какую другую страну, кроме России. В России я должна буду указать, где я была эти 2 года. Эти 2 года я просила политического убежища в Украине. Как на это там отреагируют, я не знаю.

Михаил Кукин: Какая у вас будет позиция в суде?

Ирина Белачеу: Я зарегистрирована в службе «Право на захист». Они предоставили адвоката. Кроме того, в Украине у меня есть много друзей и планов, я надеюсь, что мне позволят здесь остаться.

Михаил Кукин: «Свободная школа сопротивления» в Украине будет ориентирована именно на Россию?

Ирина Белачеу: У меня есть строгое правило. Так как я гражданин Российской Федерации, наша школа не занимается критикой украинской власти. Критиковать Украину могут украинцы.

Да, и здесь есть проблемы, однако тут я вижу движение вперед, а в России такого пока, к сожалению, нет.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.