Бывший полицейский о причине увольнения: «Мне стало стыдно»

25 лютого 2016 - 23:02 1225
Facebook Twitter Google+
Александр Харченко, один из новых патрульных полицейских Киева, рассказывает почему уволился. Его комментирует глава Общественного совета при МВД Владимир Мартыненко

Михаил Кукин: Почему покинули службу?

Александр Харченко: Мне стало стыдно. Для того, чтобы запустить полицию, и она начала работать, нужны одни подходы. Для того, чтобы она развивалась стратегически, нужна системная деятельность. Мне кажется, что с ней у реформаторов проблемы.

 Я имею в виду то, что уже больше, чем полгода работы патрульной полиции в Киеве и по Украине, решения принимаются в ручном режиме, внутренняя коммуникация не работает, перспективы никакие, стратегического планирования я там не увидел.

И об информационных технологиях. Как выглядит ориентировка на поиск автомобиля в планшетах патрульной полиции? Ориентировки доводятся как массив текста, не разбитого по полям, без выделения главного, много лишней информации. В патрульной машине на ходу это не читается. Работать с такими ориентировками нереально. Может быть, поэтому эффективность поиска угнанных машин соответственная. Эти вещи надо менять. За полгода что-то можно было сделать.

Михаил Кукин: Критики новой полиции в самом начале этого процесса говорили о том, что методика подготовки новых полицейских неправильная, не соответствует тому, как готовят их в Америке и Европе.  

Александр Харченко: У нас очень много критиков, которые не способны ничего сделать сами. Если говорить об обучении прошлой весной, я выступал тогда за то, чтобы сделать его лучше. Оно не было идеальным, но было рабочим.

Михаил Кукин: Сейчас приводят в пример случаи, когда полицейские застрелили 17-летнего юношу, вспоминают аварии.

Александр Харченко: Я не буду комментировать случай с убийством и «БМВ». Обучения вождению практически не было. 4 июля я вышел на первую смену и сел за руль Prius впервые в жизни.

Ирина Ромалийская: Что нужно изменить?

Александр Харченко:  В общем, все сводится к ключевым вызовам насчет внутренней коммуникации, описания процессов принятия решений и реального делегирования полномочий.  

Я бы сказал, что, в целом, как функционирует организационная информационная коммуникация. Допустим, пойти в отдел кадров и узнать штатное расписание – это как получить секретную информацию, хотя речь идет о банальном штатном расписании людей, которые работают на деньги налогоплательщиков.

Михаил Кукин: На телефонной связи у нас есть глава Общественного совета при МВД Владимир Мартыненко. Владимир, знаете ли вы и считаете ли нормальным явлением то, что уже есть сотрудники новой полиции, которые пришли после объявления о реформировании, уже покидают ряды?

Владимир Мартыненко: Я думаю, що це досить нормальне явище. Це прогнозовано, а так буває скрізь. Той відсоток людей, що зараз звільняються з нової поліції, трохи менший, ніж прогнозувалося на початку. Прогнозовано було десь 30%, а зараз звільняються трошки більше 15%.

Михаил Кукин: А ви не цікавитесь, чому люди звільняються?

Владимир Мартыненко: Причин може бути дуже багато. І відсутність комунікації може бути серед них. Будь-які поради, якщо вони слушні, приймаються до уваги, аналізуються.

Михаил Кукин: Реформа МВС уже відбулась? Чи люди просто зарано кидають службу?

Владимир Мартыненко: Я вважаю, що реформа не може пройти швидко. Можливо, п’ять років. Все залежить від того, в якому напрямку. Якщо на підготовку патрульного часу потрібно не дуже багато, то для того, щоб підготувати слідчого чи оперативника, часу потрібно набагато більше. Відповідно, говорити про те, що реформа закінчилася, дуже рано.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.