Слухати

«Черные археологи» боятся копать в ОРДЛО, но орудуют на подконтрольной территории, — Телиженко

13 лютого 2017 - 22:30 341
Facebook Twitter Google+
Как боевые действия уничтожают памятники археологии на Донбассе расскажет научный сотрудник Института археологии и луганчанин Сергей Телиженко

Речь пойдет о том, что «черными археологами» активно «исследуются» курганы, поселения, грунтовые могильники на подконтрольной территории Луганской области.

Сергей Телиженко буквально вчера созванивался со знакомыми из Счастья, которые рассказали о последней ситуации на данный момент.

Валентина Троян: Подконтрольные территории зоны АТО находятся под контролем украинских военных. Там тоже страдают памятники археологии?

Сергей Телиженко: Да, эта местность находится вне контроля официальных археологов, и памятники археологии подвергаются всяческому воздействию. На сайте Министерства культуры висит объявление о том, что каждый, кто владеет информацией об уничтожении памятников культурного наследия в зоне АТО, может об этом сообщить. Я сообщил, мне пришел письменный ответ, что со мной свяжутся. Жду уже второй месяц.

Дмитрий Тузов: Какие ценности можно найти в Луганской области?

Сергей Телиженко: Луганская область не богата на очень богатые захоронения, но тем не менее, в 2013-м году СБУ словило одного «черного» грабителя, который в Краснодонском районе раскопал курган, где были прекрасные серебряные украшения, конская сбруя. И эти находки сейчас находятся в музее.

Валентина Троян: Если у вас информация, что на неподконтрольной территории орудуют «черные археологи»? Вряд ли местные «власти» будут интересоваться курганами, и, возможно для «черных археологов» наступило золотое время?

Сергей Телиженко: Я думаю, на той территории с этим проблема, потому что не думаю, что кто-то отважится ходить с металлодетектором по полям на неподконтрольной территории и что-то искать. Да и я не уверен, что в Луганской области проводятся даже легальные исследования.

Валентина Троян: Почему вы так думаете?

Сергей Телиженко: Кому охота попасть под автоматную очередь? Неизвестно, почему человек ходит по полю с металлоискателем, к нему может возникнуть масса вопросов.

Что касается подконтрольных территорий, то тут дело «черной археологии» процветает.

Валентина Троян: Принимают ли участие в раскопках местные археологические институты, которые остались на неподконтрольных территориях?

Сергей Телиженко: Нет, там никаких действий не проводится. Из археологов там остались лишь Санжаров Сергей Николаевич и Красильников Константин Иванович, но они никакой археологической деятельности не ведут. Просто обрабатывают уже накопленные материалы, что-то публикуют, ездят на конференции.

Валентина Троян: Куда они ездят на конференции? И от имени какой страны или какого вуза они представляют свои работы?

Сергей Телиженко: Ездят в Россию на конференции, и самое интересное, что при представлении говорят, что они из Украины, из города Луганска.

Дмитрий Тузов: Какие это памятники, на которые стоит обратить внимание, понимая, что им может быть нанесен урон?

Сергей Телиженко: Это прежде всего поселения, и грунтовые могильники, расположенные вдоль левого берега Северского Донца, начиная от устья реки Деркул и до Успенки, напротив Новотошковки. Эти места, скорее всего, активного посещаются вражескими ДРГ, там сооружены ловушки для врагов, и это может повредить археологии.

Дмитрий Тузов: Какой должна быть политика государства, чтобы и врага не пропустить, и не навредить археологическим памятникам?

Сергей Телиженко: В той зоне, о которой я говорю, надо ждать окончания боевых действий. Например, Теплянский средневековый городок или Трехизбенский, по словам военных, вообще заминированы.

Дмитрий Тузов: У нас вообще есть реестры особо ценных памятников, которые находятся в зоне боевых действий?

Сергей Телиженко: Реестр такой есть, каждая область имеет подобный реестр. И в Луганской области он есть, но там совсем дела плохи — никакой деятельности по инвентаризации и систематизации памятников археологии не ведется даже на подконтрольной территории.

Но даже не в реестре дело. В Лисичанске находится курган возле телевышки. Это огромный курган — 6 метров. Но на нем соорудили забор, врезали в курган гаражи, возле него находится мусорник. А возле каждого кургана имеется своя охранная зона, и в пределах этой зоны никакой хозяйственной деятельности вести нельзя.

Лисичанский курган — дело областных властей, которые никак не реагируют на то, что возле этого кургана разбрасывают мусор и хоронят собачек. Мы также писали об этом отчет, но реакции как не было, так и нет.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.