Слухати

Дела мэров-сепаратистов надо срочно забрать у судей и прокуроров Донбасса, — Ольга Решетилова

02 серпня 2017 - 16:32
FacebookTwitterGoogle+
Прогресс или спуск на тормозах: как продвигаются в судах дела подозреваемых в сепаратизме мэров городов Донецкой и Луганской областей?

В студии координатор «Медийной инициативы «За права человека» Ольга Решетилова.

Наталья Соколенко: Что вам удалось выяснить?

Ольга Решетилова: Мы отслеживаем дела не только мэров-сепаратистов, но и огромный массив дела по 258 статье — организация деятельности террористических групп. На сегодняшний день, по нашим подсчетам в судах находится более тысячи подобных дел.

Из того, что мы видим в этих всех сепаратистских делах, нет системности в расследовании, и в этом большая проблема. Потому что какая-то часть этих дел расследуется СБУ, какая-то военной прокуратурой разных областей. И эта вся несистемность приводит к тому, что мы не можем сложить огромный пазл того, что происходило в 2014-2015 годах.

Наталья Соколенко: То есть дела не объединены в какую-то единую линию дел о сепаратизме?

Ольга Решетилова: Да, это все отдельные уголовные производства, которые ведут отдельные следователи, и они никак между собой не совмещаются. Это приводит к тому, что оправданный экс-мэр Стаханова, которого обвиняли в проведении референдума в 2014-м году, давал показания как свидетель в деле Ефремова, а своем деле давал показания, противоречащим своим показаниям в деле Ефремова. То есть это никто не отслеживает, и мы не видим общей картины, как это все выглядит.

Наталья Соколенко: Из тех дел, которые в сейчас исследуете, есть какие-то факты, которые вас обеспокоили больше всего?

Ольга Решетилова: Есть несколько таких дел, которые я лично отслеживаю. Это дело бывшего мэра Торецка — Владимира Слепцова, заседание по делу которое вообще по непонятным причинам закрыто. Официально эти причины звучат так: защита Слепцова подала ходатайство о закрытии судебного заседания в связи с тем, что в ходе судебного следствия могут быть выявлены факты, связанные с государственной тайной. А могут и не быть. Таким образом это заседание закрыто.

По такой логике, могут возникнуть гостайны и в делах других мэров, например, той же Нели Штепы, которая четвертый год сидит в харьковском СИЗО.

Таких дел много, но почему-то именно заседание по Слепцову закрыто. Параллельно в самом городе Торецке идут очень интересные процессы. Эти процессы о том, что есть такой нардеп Шкиря, который считает эту территорию, условно говоря, своей вотчиной, и который хочет сохранить влияние на этот город, и он пытается там установить свои правила.

Наталья Соколенко: Насколько я понимаю, военно-гражданской администрации там нет, горсовет не собирается, мэр под следствием, а всем рулит народный депутат Шкиря?

Ольга Решетилова: Шкиря и его пособники.

Наталья Соколенко: Что нужно сделать, чтобы местная полиция Торецка, не расследовала дело Слепцова, а это дело было передано в другие независимы органы следствия?

Ольга Решетилова: Дело Слепцова расследует областная прокуратура, но дело в том, что он и его люди продолжают влиять на ситуацию в Торецке. Очевидно, у Слепцова есть лоббисты его интересов где-то на высшем государственном уровне, тот же нардеп Шкиря, возможно, какие-то представители Оппозиционного блока. И это один из показателей, как государство Украина хочет знать, что произошло в 2014-м году.

 

 

Наталья Соколенко: С нами на связи депутат Горловского горсовета Юрий Жук. В Горловском горсовете он представлял «Европейскую партию». Сейчас Юрий живет в Днепре.

Что происходит в деле мэра Горловки господина Клепа? Насколько, я знаю, он живет в Киеве. И напомните о его роли в событиях весны 2014-го года.

Юрий Жук: Я считаю, что роль мэров городов и первых лиц должны быть определяющей в развитии города. И в том, что произошло либо не произошло во многих городах Донбасса, есть очень большая вина именно первых лиц. Где находится Евгений Викторович, меня особо не интересует, потому что я в его друзьях никогда не числился.

Его участие в вопросах сепаратизма, можно трактовать по-разному. Но есть несколько фактов, которые очень сложно не заметить. Один из них — это пресс-конференция одного из боевиков, с которым рядом сидел Евгений Викторович, и боевик говорит: «Возле меня сидит Женя, он — хороший парень», и они там о чем-то договорились.

Второе — можно поднять видеозапись одной из последних сессий Горловского горсовета, когда стоял вопрос об организации самообороны. И там есть мое выступление, где я четко задаю вопрос, против кого мы создаем самооборону, и кто входит в ее структуру.

То, что мы сегодня получили в Горловке, я ставлю в вину городскому голове. К этому еще можно подключить руководителей правоохранительных органов, руководителей областного совета, и многих других, но заигрывание и неопределенность в позиции — или я украинец, или я посмотрю, что из этого выйдет, как раз и позволила сегодняшним людям в Горловке творить бесправие.

Наталья Соколенко: Ольга, есть ли у вас какой-то план действий, в связи с тем, что дела не объединены в одну историю, некоторые дела в закрытом режиме? Тем временем, на дворе лето 2017-го года, а наказанных подозреваемых до сих пор нет.

Ольга Решетилова: Тут даже дело не в наказании, а в расследовании организаторов всего, что произошло. Если мы говорим о мерах, то, к примеру, Нели Штепа, в интервью уже не единожды говорила, то что накануне этих событий всех мэров Луганской и Донецкой области собирали губернаторы, и они им отдавали распоряжение создавать народные дружины, через милицию их вооружать, расселять новоприбывших и так далее.

Если мы хотим знать, что произошло в 2014-м году, мы не можем не расследовать и это. У губернаторов были заместители, секретари, и всех этих людей нужно опросить. Неизвестно, опрошены ли все мэры, которые принимали участие в этом заседании.

Что касается нашего плана, мы сейчас активно отслеживаем и пытаемся систематизировать эти дела.

Повну версію розмови слухайте у доданому звуковому файлі.  

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.