Слухати

«Дело Саакашвили»: переигрывают все, — юрист

11 грудня 2017 - 14:40 875
Facebook Twitter Google+
Правовую оценку дела Михаила Саакашвили дает юрист Злата Симоненко

В Печерском суде Киева сегодня, 11 декабря, выбирают меру пресечения экс-президенту Грузии, экс-главе Одесской облгосадминистрации, лидеру «Движения новых сил» Михаилу Саакашвили.

 

Анастасия Багалика: Если оценить всю эту неделю, которую продолжается дело Саакашвили, кто и где допускал ошибки, насколько они существенные и кто прав, а кто не прав — можно ли судить так однозначно?

Злата Симоненко: Это дело надо смотреть с точки зрения Уголовно-процессуального, Уголовного кодекса, Конституции. На сегодня не подтверждена действительность этих видеопленок, на которые так давит СБУ и Генпрокуратура Украины. Нам не дают ни опровержения, ни подтверждения.

Второй момент — первое задержание Саакашвили. У нас есть ст.208 Уголовно-процессуального кодекса, которая предусматривает, что человека могут задержать либо сразу после преступления, либо если есть риск того, что человек будет скрываться от правоохранительных органов, он совершил статью, которая подследственная НАБУ. Ни тот, ни тот пункт не соответствует задержанию Саакашвили, чем ГПУ сразу нарушила саму процедуру задержания.

Мы видели эпичность этого задержания. Для страны, которая не может задержать одного человека в центре Киева силами СБУ, тут тоже стоит очень интересный вопрос.

Читайте также: За мене Путін віддасть усіх полонених, — Саакашвілі

Анастасия Багалика: Там была путаница в статьях. Сначала говорилось и о государственной измене, еще о каких-то фактах. Потом все скатилось до содействия преступным организациям. Это вещи из совсем разных категорий.

Злата Симоненко: Однозначно из разных категорий. Как я понимаю, подозрение было вручено после второго задержания либо его направили на почту по адресу временного места проживания Саакашвили. Кто говорил про госизмену, про госпереворот — были разные версии. И окончательная версия — статья, которая сама по себе не может действовать. Она говорит о том, что пособничество в преступной деятельности и должно быть объяснение этой преступной деятельности — эта статья сама по себе не квалифицируется.

Во-первых, на сегодня статья, которую инкриминируют Саакашвили, имеет достаточно неоднозначную формулировку. Во-вторых,  то, что есть в доступе в Интернете, не подтверждает незаконной или преступной деятельности. Единственное, что есть — видеоролики, которые нам предоставляет ГПУ в подтверждение якобы этой преступной деятельности. Но чтобы квалифицировать эту статью, нужна дополнительная статья — какая-то форма преступной деятельности.

И максимум, который сейчас могут избрать из меры пресечения, — это домашний арест (скорее всего, ночной) либо взятие на поручительство.

Анастасия Багалика: Если суд отпустит Саакашвили на поруки, то у обвинения не будет реальных предпосылок говорить о том, что решение необоснованное?

Злата Симоненко: Во-первых, мы видим, что риск скрытия Саакашвили и до этого не подтверждался, ГПУ должна объяснить законность его задержания. Во-вторых, у человека есть место проживания, финансовая поддержка, мы видим что это публичный человек, что он заслуживает доверия общества. По моему мнению, максимальное, что может быть избрано на сегодня, — взятие на поручительство. Как известно, вроде Юлия Тимошенко согласилась взять его на поручительство и несколько других депутатов.

Анастасия Багалика: Дело ведет ГПУ, но тут фигурирует и полиция, и СБУ. В каких амплуа они фигурируют, кто за что отвечает?

Злата Симоненко: ГПУ является тем основным объектом, который дает, по сути, разрешение или указание на исполнение каких-либо следственных действий. В ГПУ есть процессуальный руководитель, который непосредственно ведет уголовное производство. И он дает различные указания следственным блокам.

Например, во время первого задержания Саакашвили он дал указания СБУ, так как они считали, что в действиях Саакашвили может быть какая-то угроза национальным интересам либо он может совершить какое-либо иное преступление. И был дан силовой блок СБУ, но СБУ по факту не ведет самое следствие. В первый раз, кода не получилось задержать, решили, что будет более продуманная, по моему мнению, операция по задержанию. И было принято решение подключить силовой блок Нацполиции, который и помог задержать Саакашвили. Но без уведомления процессуального руководителя в ГПУ это на тот момент было бы невозможным. Независимо от того, кто исполняет это решение, непосредственную ответственность и контроль над проведением всех задержаний, следственных действий по этому делу ведет ГПУ.

Анастасия Багалика: Это реально, что в процессе рассмотрения этого дела Саакашвили выдвинут еще одно обвинение?

Злата Симоненко: На сегодня мы не знаем, что ему еще могут инкриминировать. На сегодня в суде рассматривается всего одна статья. Если бы они хотели что-то добавить, они бы добавляли до момента сегодняшнего заседания. Они могут добавить уже после того, как сегодня будет избрана мера пресечения, какую-то дополнительную статью — по сути, поменять ему подозрение. Но без каких-то подтверждающих фактов менять подозрение было бы достаточно нелогично в этой ситуации. По моему мнению, причиной того, что Саакашвили задержали в тот момент и продержали до понедельника, было то, что вчера проходил марш в его поддержку и в поддержку основных четверых требований, которые объявили участники марша. Чтобы не провоцировать лишнего поднятия активности среди населения, было принято решение его задержать. Так как сегодня, скорее всего, его выпустят под поручительство, никаких дополнительных подтвержденных незаконных действий со стороны Саакашвили нет. Если есть какие-то доказательства, было бы логично использовать это сейчас, для усиления меры пресечения. Если основная цель ГПУ — удерживать Саакашвили, приостановить его активность, то менять подозрение и вручать новое надо сейчас.

Анастасия Багалика: В истории с вручением подозрения журналисты пытались выяснить, кто прав. Что это вообще было?

Злата Симоненко: Если разбираться в процедуре вручения подозрения, в идеальном варианте (как прописано в Уголовно-процессуальном кодексе), человеку в присутствии адвоката вручается уведомление о подозрении, где он расписывается, что его уведомили о подозрении. Адвокат подписывается, что присутствовал при вручении, подозреваемому на месте следователь или прокурор, который вручает, должен разъяснить права и обязанности.

Вследствие того, что у нас Уголовно-процессуальный кодекс 40 раз поменялся с 2012 года, добавилось много дополнительных процедур. И одна из процедур, которую сейчас достаточно часто используют, — якобы уведомляется о подозрении, в уведомлении о подозрении они утверждают, что они не знают, где человек находится, они отправляют на известный им адрес (по сути, место проживания человека), тем самым утверждая, что они уведомили о подозрении.

Второй вариант, как было в случае с Саакашвили, — приглашается адвокат из центра предоставления безоплатной правовой помощи либо свой, по сути, адвокат и в его присутствии вручается это подозрение. Это следственное действие должно быть зафиксировано, без правильного вручения подозрения человек не получает статуса подозреваемого, а значит и мера пресечения не может быть ему избрана. И сейчас в суде один из ключевых вопросов, который поднимался, — правильность процедуры вручения уведомления о подозрении и то, насколько правильно Саакашвили получил этот статус подозреваемого.

Анастасия Багалика: Исходя из того, что попадал в СМИ, можно говорить, что это театральные процессы, что и сторона обвинения, и сторона защиты немного переигрывают для СМИ?

Злата Симоненко: Мне кажется, тут с самого момента процедуры задержания уже был театр по заказу. Не впервые в Киеве или в другом городе задерживают человека. И этот весь цирк с задержанием, когда видели, что есть наплыв активистов, публично засовывали в автомобиль. После этого не давали указаний ребятам из СБУ, которые, по сути, остались один на один с активистами  — дальше принимайте решения как хотите. Возможно, это был один из инструментов отвлечения внимания от каких-либо процессов. Мы не знаем их окончательную цель. Но то, что в принципе с силовым блоком СБУ можно задержать любого человека, всем известно. Тут либо не хотели, либо разыгралось что-то другое, были другие вопросы.

Второе задержания — явно спланированная операция, без дополнительного шума и театральных выступлений. Он был задержан, отправлен в следственный изолятор СБУ. И уже, по сути, к нему были допущены адвокаты, пошел процесс как со статусом подозреваемого. 

Театр всего этого выступления в том, что это экс-президент Грузии, что планировался марш, что мы знаем, что он является ярым противником действующего президента Украины. Активная часть общества настолько выступает против действий президента, что было принято решение сконцентрировать основное внимание на Саакашвили, а все остальные действия (НАБУ, аудиторы, глава антикоррупционного комитета в Раде) перекрывались событиями с Саакашвили.

Слушайте полную версию разговора в прикрепленном звуковом файле.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.