Слухати

«Громадське радіо» / Скачати зображення

Депутаты-мажоритарщики еще не научились не подкупать избирателей, — эксперт

21 грудня 2015 - 22:55
FacebookTwitterGoogle+
Между избирательными кампаниями депутаты продолжают осуществлять непрямой подкуп избирателей, говорит координатор движения «Честно» Андрей Круглашов

Андрей Круглашов: Когда нам предлагают адресную социальную помощь, да еще и из кармана какого-то дяди, то никакого отношения к политике это не имеет. Людей, которые так относились, называли в Древней Греции идиотами. Те, кто нас так содержит, они нас за идиотов и держат.

Ирина Ромалийская: У нас на связи депутат Верховной Рады от «Блока Петра Порошенко» Сергей Валентиров. У него округ в Запорожской области. Сергей, я правильно понимаю, что Вы проводите мероприятия, как то организация концертов, ремонт крыш? Правильно я понимаю, Сергей?

Сергей Валентиров: Вы сейчас говорите о работе с обращениями граждан. Я не могу инициировать какие-то концерты, соревнования, замену дверей, окон в школе, я поддерживаю инициативу самих людей.

Ирина Ромалийская: Сергей, скажите, у Вас недавно в Приморске, это город в Запорожской области, прошло мероприятие «Голос діти Приморська», сколько вы на него потратили?

Сергей Валентиров: Здесь, скажем так, помимо меня участвовали несколько предприяий города Бердянска, там были организационные расходы, связанные с перемещением детей в город Приморск и перемещением судей из города Киева. Речь идёт о нескольких десятках тысяч гривен.

Ирина Ромалийская: Андрей, это является подкупом избирателей?

Андрей Круглашов: Это не является прямым подкупом избирателей. Прямой подкуп — это раздача в руки.

Сергей Валентиров: Подкуп — это когда во время такого процесса привезли голосовать. Здесь нет конфликта с другими интересами, перетягивания одеяла на себя. Я скрупулёзно отношусь к заявкам детских коллективов. Если мы у детей затушим огонек в глазах, дети не могут разобраться, почему у них нет инструментов…

Ирина Ромалийская: Предыдущим депутатом был Артем Пшонка, сын экс-генпрокурора. Он в округе делал то, что эксперты называли непрямым подкупом избирателей: строил больницу, которая так недостроенная и осталась. Тогда это был непрямой подкуп, а сейчас нет?

Сергей Валентиров: Люди видели изменения в жизни, которых не было 20 лет. Только 30 процентов людей были недовольны тем, что эти деньги отобраны у кого-то.

После Артёма Пшонки осталось очень много. Жалко, что от такого человека осталась эта больница. Да, она не достроена. Но лучше её достроить, а не начинать с нуля.

Ирина Ромалийская: У нас на связи был депутат Сергей Валентиров, который рассказал, что то, что он делает на округе, это не подкуп, а помощь избирателям. Андрей, как вы расцениваете то, что происходит?

Андрей Круглашов: Если бы он был просто бизнесменом, а не депутатом, можно было бы только поаплодировать. Но, прекрасно понимая, что эта практика является нездоровой, он её продолжает, не предлагает никаких инициатив.

Там интересная цепочка: если бы государство помогало, занимался бы только законотворчеством. Но депутат как раз и должен быть контролёром. Депутатский запрос как раз заставляет любого чиновника раздувать щеки. У меня вопрос: не получает ли депутат госзаказ? За чьи он деньги это делает?

Нет ничего плохого в починке крыш. Но когда создаются инфраструктурные объекты, получается, что это делает какой-то патрон, человек.

Мы воспроизводим систему, когда наши же деньги могут вернуться в систему и работать в ней только под именем какого-то депутата, неофеодала.

Анастасия Багалика: Мы только что забили фамилию нашего гостя Сергея Валентирова в Google и увидели фото, где он изображен на плакате Партии регионов. Возможно, потому он оправдывает действия Артёма Пшонки. Я как раз хотела спросить, насколько органична такая картина мира для украинских депутатов сейчас?

Андрей Круглашов: Я думаю, что такая картина мира органична для 70% депутатов и избирателей. Мы выбираем сильного альфа-самца, который обеспечит, добудет из центра, принесет нам, кого-то обустроит, кого-то покарает. С децентрализацией такое ожидание уменьшится, потому что большая часть ресурсов будет оставаться на местах и у людей будет понимание, что это их ресурсы.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.