Слухати

Для крымских татар украинский язык — это символ, — Осман Пашаев

03 січня 2017 - 21:48 750
Facebook Twitter Google+
В Новогоднюю ночь на телеканале «АТР» праздничный концерт велся на украинском и крымскотатарском языках. Его могли видеть и в оккупированном Крыму

Во что обходится противостояние «русскому миру» и успешно ли оно на самом деле, спросим у шеф-редактора крымскотатарского телеканала Османа Пашаева.

Андрей Куликов: Насколько правильно называть сейчас телеканал «АТР» крымскотатарским телеканалом?

Осман Пашаев: Первый крымскотатарский канал «АТР» — таким был слоган канала АТР много лет с момента его основания в 2006 году. И он остается первым крымскотатарским телеканалом, но теперь он еще и украинский, и вынужденно вещает сейчас из Киева.

Когда мы говорим о Крыме, очень важно, чтобы в Украине понимали, что сейчас в нынешних условиях, все, что в Крыму есть крымскотатарское — это и есть украинское. Сегодня не увидишь украинской символики в Крыму, за нее сажают в тюрьму, но крымскотатарскую символику оккупанты вынуждены терпеть, а значит она должна быть признаваемой и Украиной, в конце концов там те же самые цвета. Поэтому и украинский и крымскотатарский канал «АТР» — это одно и то же.

В нынешних условиях все, что в Крыму есть крымскотатарское – это и есть украинское. 

Андрей Куликов: Почему в то время, когда на некоторых украинских телеканалах вообще не было слышно украинского языка, особенно при ведении новогодних программ, у вас ведущими была молодая женщина, которая говорила по-крымскотатарски и мужчина, который говорил по-украински? Вы таким образом специально ограничиваете свою аудиторию?

Осман Пашаев: На самом деле, для людей, которые смотрят в Крыму «АТР», украинский язык понятен. Нам важно вещать для крымских татар, в частности, и на украинском, потому что это вопрос символов. Конечно, было проще вещать на русском, но сейчас для крымских татар украинский язык — это символ.

Владелец канала «АТР» Ленур Ислямов в свое время приобрел этот канал еще до оккупации в 2013 году, до выхода фильма «Хайтарма», и тогда он украинский язык недопонимал, и не воспринимал. Он из московской либеральной среды, и рассчитывал, что, если он вложит много денег в этот фильм, его покажут и о крымских татарах узнают.

Но для него был первый шок, когда консул Андреев в Симферополе запретил генералам, сторонникам Амет-хан-Султана посетить фильм. Второй шок был, когда в Казани на фестивале фильм «Хайтарма» не включили в конкурсную программу. Следующим шоком было, когда Турция под нажимом консульства России не включила фильм в «Золотой апельсин».

Вдруг фильм вызывает интерес в Украине, когда на каком-то карпатском фестивале он получает какую-то награду. И возникло политическое понимание, что это не вопрос языка. Просто где-то эту трагедию понимают, а где-то — нет.

С этого момента у него началось резкое вытеснение вещания на русском языке и переход на украинский. И это было еще до аннексии.

 

 

 

Андрей Куликов: После новогоднего концерта на канале «АТР» я смотрел фильм «Джентльмены удачи», который был переведен на крымскотатарский язык. Нам всегда говорили, что этот фильм нельзя перевести на украинский, потому что там непереводимые реалии. У вас получилось его перевести на свой язык, и это ничего не испортило.

Осман Пашаев: Ни для кого не секрет, что переводы зарубежных фильмов очень удачны на украинском языке. И у нас возникает вопрос, почему так плохо читаются книги на украинском языке, а фильмы смотрятся с удовольствием.

Первый фильм, который был дублирован на крымскотатарский язык — «Отважное сердце». С тех пор появилась работа и для актеров крымскотатарского театра.

Также очень популярная песня Андрея Миронова «Остров невезения», переведенная на крымскотатарский язык. Она пользуется успехом среди тюркского населения, потому что такого никто не сделал.

Андрей Куликов: Мне также говорили, что был качественно дублирован фильм с участием Челентано. Вы продолжаете эту работу?

Осман Пашаев: Часть фильмов были переведены до покупки «АТР» Ленуром Ислямовым, в 2008 году было дублировано 5-6 фильмов. А с 2011 года эта работа была поставлена на поток, и это продолжалось до оккупации, когда у канала были собственные средства. Я буквально недавно узнал, что «АТР» сам зарабатывал на свое существование, у него были деньги на оплату фильмов, на озвучку актерам.

Андрей Куликов: А сейчас?

Осман Пашаев: А сейчас — нет, у нас нет ни одной минуты рекламы.

В Крыму люди держатся и верят в противостояние «русскому миру».

Татьяна Трощинская: Но у вас есть финансирование из бюджета на 2017 год?

Осман Пашаев: Но оно пока очень ограниченное, предусматривает оплату задолженности по спутнику. Также эти деньги идут за аренду помещения в Киеве, в общем, это очень целевые деньги.

Андрей Куликов: Заместитель генерального директора канала «АТР» Айдер Муждабаев в обращении к зрителям сказал, что крымские татары являются оплотом противостояния русскому миру. Вы эти слова также подтвердили. Насколько успешно это противостояние и насколько высока его цена?

Осман Пашаев: Мне трудно давать эту оценку, но даже те артисты, которые в Крыму подневольны и не смогли приехать сюда, записали для нашего новогоднего концерта видеообращение. И им пока еще удается не ходить на созданный пропагандистский телеканал «Миллет», и они не против того, чтобы их клипы показывали на нашем канале. Чего это им стоит — я не знаю, но догадываюсь. Но люди держатся и верят в связь с нашим каналом и в противостояние «русскому миру».

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.