Слухати

«Громадське радіо» / Скачати зображення

Добровольцы боятся легализации, чтобы им не вспомнили лето 2014-го — Костин

19 серпня 2016 - 19:58 193
Facebook Twitter Google+
Командиры добровольческих подразделений не подают списки бойцов для легализации, потому что боятся, что рано или поздно с них спросят за все, и даже за то, что они не совершали

Насколько сложно бойцу добровольческих батальонов получить статус участника боевых действий, узнаем у руководителя благотворительного фонда помощи участникам АТО и их семьям «КОЛО», участника АТО Ильи Костина

Валентина Троян: Есть ли в законодательстве какие-либо изменения в контексте получения статуса участника боевых действий бойцами добровольческих батальонов?

Илья Костин: Эта тема актуальная больше для журналистов. Потому что количество людей, у которых есть проблемы с получением статуса УБД, небольшое.

На сегодняшний день проблема остается только у частников добровольческих батальонов, таких как ДУП и УПА, которые сейчас активно принимают участие в боевых действиях. Они не получат статуса УБД до того момента, пока не будут легализации этих добровольческих формирований в составе правоохранительных органов или вооруженных сил.

Государство согласилось лишь на то, что такие участники, которые никак не оформлены и продолжают в таком неоформленном виде защищать нашу страну, в случае получения инвалидности получат единоразовую материальную помощь. Также в случае их смерти такую единоразовую материальную помощь получат их родственники.

Таким образом, пока боец жив и здоров, он не получит ничего, а если что-то случится, государство гарантирует единоразовую помощь.

Алена Бадюк: Кто должен заниматься процедурой легализации? И какие сложности возникают на этом этапе?

Илья Костин: Этим всем занимаются соответствующие ведомства — Министерства обороны, МВД, Национальна гвардия, где создается приказ о создании нового подразделения, выписываются соответствующие нормативные акты.

Если говорить о сложностях, то хочу сказать, что командиры добровольческих подразделений не подают списки бойцов для легализации, потому что боятся, что рано или поздно с них спросят за все, и даже за то, что они не совершали. Потому что государство не смирится с анархическим укладом жизни и деятельности, которая происходила летом 2014 года.

Поведение государства, а именно методы, которыми оно пользуется в отношении добровольцев, которые до сих пор остаются никому не подконтрольны, вызывает недовольство. С одной стороны, я знаю много случаев, когда имели место военные преступления, но такие преступления не должен судить гражданский суд.

Я тоже брал некие предметы из разрушенных из домов для разбития блиндажа, чтобы для меня не падали мыши. Но я же не мародер. Нельзя переносить нормы уголовного права мирных времен к сегодняшней ситуации.

Я знаю много моментов, когда составляются списки, потом вызывают бойцов на допрос, и на голову не «налазят», до какой циничности доходят представители правоохранительных органов, особенно в Луганской и Донецкой областях.

Валентина Троян: Почему вы ставите такой акцент именно на этих областях?

Илья Костин: Потому что очищение правоохранительной системы не прошло до конца, точнее, оно даже не началось.

Алена Бадюк: По каким документам боец добровольческого формирования может доказать участие в боевых действиях в рамках проведения АТО?

Илья Костин: Все документы есть в постановлении августа 2014 о порядке признания бойцов участниками боевых действий. Самый сложный вопрос — наличие документов. В 99% случаев проблемы возникают из-за плохого менеджмента и документооборота.

Алена Бадюк: Какие пути решения вы видите?

Илья Костин: Необходимо забрать с воинских частей документооборот, связанный с каждым из бойцов, чтобы это было централизовано. Потому что в каждой части устанавливаются свои порядки.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.