Две трети госаппарата Украины были использованы «ДНР» и «ЛНР» — эксперт

01 лютого 2016 - 23:11
Facebook Twitter Google+
Евгения Кубах, директор проекта Digests & Analytics Ukraine, рассказала о докладе «Перспективы оккупированного Донбасса»

Анастасия Багалика: Очень много домыслов о том, кем контролируются группировки на временно оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей. Сколько группировок на самом деле действуют?

Евгения Кубах: По той информации, которая нам доступна, существуют два отдельных проекта – «ДНР» и «ЛНР». Это отельные субъекты, у них существенные отличия. В пределах этих субъектов существуют вооруженные группировки, которые контролируют отельные районы и имеют свои сферы влияния. Их количество точное назвать сложно, потому что ситуация быстро меняется. Буквально вчера была информация, что был очередной конфликт на территории ДНР», и была устранена очередная группировка «Троя».

Анастасия Багалика: Чем обусловлено то, что «ЛНР» и «ДНР» это все-таки разные проекты? Тем, что это территории разных областей? Или тем, что изначально в составе Украины Донецкая и Луганская области контролировались разными кланами?

Евгения Кубах: Это связано и с тем, и с другим. Связано с несколько разной ментальностью жителей областей. В принципе, население Луганской области всегда было более привязано к России, а Донецкая область была более интегрирована в Украину по всем показателям. Естественно, класновость и олигархат повлияли на развитие событий.

Анастасия Багалика: Как местные кланы вступили в контакт в российскими представителями? Кто лидирует в тандеме?

Евгения Кубах: На данный момент скорее российская сторона задает темп. Интересы олигархата очень относительно поддерживаются сейчас на неконтролируемых территориях.

Татьяна Трощинская: Мы  понимаем, что с точки зрения юридической образования незаконные. При этом Digests & Analytics Ukraine отмечает в своем докладе, что управляемость обоих образований была обеспечена. За счет чего?

Евгения Кубах: За счет сохранения человеческих ресурсов, которые обеспечивали работу структуры до конфликта. Остатки украинского государственного аппарата использовались для создания новых субъектов. ⅔ структур и людей использованы в построении институтов самопровозглашенных «республик».

Татьяна Трощинская: Если вернуться к гуманитарным и социальным вопросам. Каким образом они решаются? Есть сообщения о том, что могут быть вспышки туберкулеза…

Евгения Кубах: В целом, можно отметить, что социальная сфера очень оперативно была поднята, собраны данные о людях, которые нуждаются в поддержке, налажена выплата социальной помощи. Но при этом качество медицинской помощи остается очень невысоким. Потому что на текущий момент по ситуации с гриппом, у нас есть информация, что смертность достаточно высокая. Истинная информация не разглашается. Это, скорее всего, связано с недостатком качественного питания на территориях, недостатком препаратов и малым количеством денег у людей.

Татьяна Трощинская: По вашим оценкам, много на неподконтрольных территориях  представлено товаров белорусских и российских, и даже абхазские, есть единичные случаи турецких товаров.

Евгения Кубах: По наблюдениям потребителей в регионе, существенную часть товаров представляют российские – это порядка 50%. Их качество среднее и ниже среднего, цена достаточно высокая. Белорусские товары лучшим качеством отличаются. В основном это продукты питания. Потребители отзываются хорошо об этих товарах. Товары местного производства – это все еще работающая пищевая промышленность, по умеренным ценам. Товары украинского производства – это продукты питания, которые попадают сложно сказать, каким путем. К ним по качеству претензий нет.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.