Слухати

Есть риск в следующем году не удержать курс 30 гривен за доллар, — Устенко

21 грудня 2016 - 19:36 617
Facebook Twitter Google+
Важно ли было национализировать «Приватбанк» до принятия бюджета 2017? И сможет ли удержаться гривна в следующем году? Своим прогнозом делится директор Международного Фонда Блейзера Олег Устенко

oleg_ustenko.jpg

Олег Устенко // Фото с Фейсбук странички Олега Устенко
Олег Устенко
Фото с Фейсбук странички Олега Устенко

Олег Устенко: Вопрос с ПриватБанком надо было решать обязательно. Он не мог находится на плаву без того, чтобы внести туда дополнительный капитал.

Поэтому по Привату нужно было быстро принимать решение, даже без привязки к государственному бюджету.

В итоге, все, что было связано с Приватом решалось не только в экономической, но и в политической плоскости. И он стал еще одним государственным банком, который сейчас нуждается в дополнительном вливании капитала, но уже со стороны государства.

Речь идет о 5,5 миллиардах долларов, и это огромная сумма. Ее нужно было взять у украинских налогоплательщиков, которые в связи с этим чувствуют себя не очень хорошо.

Конечно, эти цифры должны быть учтены в бюджете 2017-го года, который сегодня ночью рассматривал депутатский корпус Верховной Рады. Но этот документ вызывает определенные риски, например, связанные с доходной частью государственного бюджета. В него заложено порядка 17 миллиардов гривен доходов от проведения приватизации. В то время, когда в 2016-м году доходные средства от приватизации не дотянули и до 1% от запланированного. Где гарантия, что приватизация пройдет нормально в 2017-м году?

У меня вызывает серьезнейшие опасения поиск золота прежнего режима. Я считаю, что методологически было неправильно закладывать это в доходную часть бюджета Украины. Если удалось бы найти это сокровища, то это нужно было бы воспринимать как бонус, и вырученные деньги пустить на погашение огромного долга, который висит на плечах Украины. Только за обслуживание внутренних и внешних долгов Украина должна будет заплатить более 5ВВП.

Глобальный риск состоит в том, что же делать, если дефицит государственного бюджета превысит отметку в 3ВВП? Каким образом мы собираемся финансировать это превышение? Мы включим печатный станок и увеличим уровень инфляции, что крайне опасно? Или мы выйдем на внешние рынки заимствования капитала и будем там одалживать деньги? Но тогда мы должны будем готовы платить от 8% год, а это в три раза больше, чем мы платим МВФ.

Алена Бадюк: Удерживать показатели инфляции на уровне 8% — это невыполнимая задача?

Олег Устенко: Если удастся удержать показатели инфляции на уровне 8% — это будет серьезный прогресс по сравнению с прошлыми годами. На протяжении 2014-2016 годов кумулятивно потребительские цены возросли в два раза. И у нас была самая большая инфляция в мире.

Поэтому, когда мы видим замедление темпов инфляции в следующем году до 8% — это прогресс, но это все равно одна из самых высоких инфляций в Европе.

Но удерживать инфляцию на этом уровне почти невозможно.

Алена Бадюк: За счет каких ресурсов могут быть возмещены долги ПриватБанка, дабы это не пошатнуло финансовую систему Украину?

Олег Устенко: Борьба за бюджет была битвой до крови. Потому что у нас есть несколько огромных расходных частей. Одна из них — это дыра Пенсионного фонда 6,4% ВВП. Это катастрофически высокая величина. Улучшить ситуацию можно было бы, проведя так называемую параметрическую пенсионную реформу, выполнение которой гарантировала украинская сторона, подписывая меморандум с МВФ.

Но я предполагаю, что демографическая ситуация вряд ли улучшится в следующем году, поэтому дыра в Пенсионном фонде может стать более обширной, по сравнению с нынешним годом.

Вторая огромная дыра в бюджете — это необходимость докапитализировать национализированный ПриватБанк. Речь идет о сумме, превышающей 5ВВП.

Третья большая затрата в бюджете — это обслуживание наших внешних долгов, а это еще 5% нашего ВВП.

Следующей большой затратой являются затраты оборону и национальную безопасность — 5ВВП.

Алена Бадюк: Удастся ли удержать курс доллара на том уровне, который есть сейчас?

Олег Устенко: Откровенно говоря, что касается финансовой и курсовой стабильности в стране, я бы ориентировался на потребность в валюте для Украины на следующий год. Я оцениваю эту потребность в объемах от 5 до 10 миллиардов долларов.

Не стоит забывать, что у нас есть золотовалютные резервы в объеме 15,3 миллиарда долларов. Поэтому я бы говорил, что есть все рычаги для того, чтобы выдерживать курсовую стабильность в пределах около 30 гривен за доллар США.

Серьезный фактор риска — это обмельчание золотовалютных резервов страны в том случае, если не будет восстановлено сотрудничество с международными валютными институциями, или не будет сделано качественных подвижек в бизнес-климате страны, что даст возможность получать инвестиционный ресурс.

 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.