Слухати

Этап за этапом: в каких условиях содержатся узники Кремля Сенцов и Кольченко?

12 червня 2018 - 21:11
Facebook Twitter Google+
Поговорили с соавтором фильма «Этапом через пол-Земли: история заключения Сенцова и Кольченко» Ангелиной Карякиной

Съемочные группы Громадского ТВ побывали в ключевых городах на пути их этапа — Москве, Ростове, Челябинске, Лабытнанги.

karyakina.jpg

Ангелина Карякина //
Ангелина Карякина

Сергей Стаканов: Где побывала ваша съемочная группа?

Ангелина Карякина: Лично я была в Челябинске и в крохотном городке Копейск — там находится исправительная колония №6, где удерживается Александр Кольченко, это пригород Челябинска.

История про Челябинск — это не только история Саши Кольченко и колонии, где он находится, а также история людей, которые ему там помогают. Их немного, но они много делают и очень сильно рискуют, помогая украинским политзаключенным в России.

Сергей Стуканов: Почему фильм называется «Этапом через пол-Земли»?

Ангелина Карякина: Идея снять фильм о деле Сенцова и Кольченко и о том, где они находятся, особенно о неимоверных расстояниях, на которые их перевозили, витала в воздухе, мы об этом говорили и думали. Даже когда начали снимать фильм, решили посчитать, сколько проехали и Александр Кольченко, и Олег Сенцов вместе, суммарно сложив  приблизительное расстояние от Симферополя, где их фактически похитили, и дальше по маршруту их этапа. Мы подсчитали, что на двоих это приблизительно 20 000 километров. На двоих они проехали полпути вокруг земного шара. Это нереальные расстояния и не каждый может представить, насколько это далеко.

Например, от Якутска, где удерживали Сенцова, до Лабытнанги почти 8 000 километров. Чтобы просто ухудшить условия содержания человека, чтобы подальше его отправить от контроля и внимания правозащитников, общественно-наблюдательных комиссий, российская система ФСИН готова протащить человека 8000 километров.

Когда мы  все это подсчитали, когда вся математика сложилась перед глазами, нам стало абсолютно понятно несколько вещей. Одна из них — это дело действительно является очень важным и показательным для России, это дело, за которым не просто следят, в него очень серьезно вкладывается так называемая российская система правосудия. Поскольку в него так сильно вкладываются и оно является настолько показательным для России и для оккупированного Крыма, значит, скорее всего, их будет сложно освободить.

Сергей Стуканов: Почему это дело является показательным?

Ангелина Карякина: Олег Сенцов, Саша Кольченко, Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний, которые являются фигурантами этого дела, стали одними из первых крымчан, которых осудили за терроризм, фактически за их проукраинские взгляды. На этом деле отрабатывались многие вещи, в том числе в ходе дела Правый сектор был признан в России экстремистской организацией. Многие детали важны в этом деле, но задача следствия, прокуратуры и российской власти, с моей точки зрения, показать: для всех, кто сопротивляется аннексии, кто готов вслух сказать, что он против того, что случилось с Крымом в 2014 году, это будет иметь очень серьезные последствия — для их жизни, для их здоровья, для их родственников и для их будущего.

Сергей Стуканов: Вы начали говорить о Челябинске, где находится Александр Кольченко. Что там за тюрьма?

Ангелина Карякина: Сейчас Саша Кольченко удерживается в исправительной колонии №6 в городе Копейске. До 2012 года, по словам местных правозащитников, ОНК, это была одна их самых страшных колоний в России.

Это была и остается колония для людей, которые впервые отбывают наказание, но до 2012 года включительно, по словам правозащитников, там практиковались страшные пытки. Людей пытали до смерти, избивали, практиковались совершенно изощренные пытки.

Мы пообщались с бывшими заключенными, получили множество материалов по этим эпизодам. Людей не просто били, их привязывали к решеткам, надевали на голову ведра, шапки, в которые были врезаны автомобильные динамики, и оттуда по несколько часов орала автомобильная сигнализация или музыка, под ведро запускался газ, при этом людей продолжали бить. Это действительно были изощренные пытки, пытки с целью вымогательства. У людей вымогали деньги за все — за сам факт пребывания в этой колонии. В один момент в 2012 году заключенные этой колонии не выдержали и вышли на мирный протест. Они отказались заходить в колонию, а это был день открытых дверей, за стеной находились их родственники, которые приехали на свидания с сумками, с едой, люди много месяцев не видели своих близких.

Им запретили встречаться с  родственниками, родственников очень жестоко разогнал ОМОН, но заключенные продолжили мирный протест. Потом было долгое разбирательство, администрацию частично поменяли. И все это время шли суды — восемь лет.  Буквально два месяца назад вынесли решение по этому эпизоду. Никого из администрации виновными в пытках не признали — признали самих протестующих заключенных.

Сергей Стуканов: Сегодня практики там изменились?

Ангелина Карякина: Да, по словам правозащитников и заключенных, изощренные пытки, издевательства и насилие прекратились. Но есть другая форма вымогательства денег. Челябинские правозащитники называют это «Казино Монте-Карло». Заключенные играют в карты, часто поигрывают, и должны вернуть кому-то деньги.

Олег Сенцов удерживается в колонии «Белый медведь» в городе Лабытнанги. Это рядом с городом Салехард — единственный горд в мире, расположенный на полярном кругу. Это очень далеко и очень холодно. Наша съемочная группа была там в марте — температура держалась -30.

В город Лабытнанги можно попасть только через реку Обь из Салехарда. Зимой она замерзает, по ней ездят машины. Когда теплеет, река разливается. Часто проходят недели, прежде чем можно добраться до Лабытнанги.  

Это строгая колония. По словам адвоката Олега Сенцова Дмитрия Динзе, даже разговоры между Олегом и адвокатом записываются на видео, фиксируются. Там строгие порядки, это строгий режим. Если в других колониях у него было время, которое он, например, мог потратить на написание сценария, книги или на чтение, то здесь, по словам Динзе, расписание буквально минута в минуту.

Сергей Стуканов: Какое отношение к Олегу Сенцову и к Александру Кольченко в их местах заключения со стороны администрации и сокамерников?

Ангелина Карякина: По словам самих ребят, их адвокатов и правозащитников, отношение к ним уважительное.

С одной стороны, мы понимаем, что администрация несет ответственность за их жизнь и заинтересована в их безопасности. С другой стороны, мы понимаем, что взаимоотношения среди заключенных — это очень часто дело самих заключенных. Нашим политзаключенным — Олегу Сенцову, Саше Кольченко и многим другим — добиться уважительного и почтительного к себе отношения, нормальных человеческих отношений тоже удалось благодаря тому, как они себя ведут, насколько там внутри крепкий стержень.

Например, у Саши Кольченко прозвище в колонии —  «Украина». Нам правозащитники рассказывали забавную историю, она тоже есть в фильме. Когда он приехал, другие заключенные спрашивали:

      — А какая у тебя статья?

Он ответил.

      — А что ты сделал?

      — Я бросил зажигательную смесь на порог офиса «Русского единства» в Симферополе.

      —  Так а чего ты не в Кремль бросил?!

Плохого отношения с политической точки зрения, что это украинцы, что у нас война между Россией и Украине — сейчас этого нет, к ним относятся к ужением, в том числе с уважением к тому, как они себя ведут.

Слушайте полную версию разговора в прикрепленном звуковом файле или смотрите видеоверсию интервью.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.