Слухати

Гривна должна стоить столько, сколько она сейчас стоит, — экономист

04 серпня 2016 - 18:58 377
Facebook Twitter Google+
The Economist опубликовала очередной рейтинг Big Mac index, в котором Украина заняла последнее место. Они говорят, что наша валюта наиболее недооценена в мире и курс должен быть 8 гривен за доллар

13.30sergey_fursa.jpg

Сергей Фурса // «Громадське радио»
Сергей Фурса
«Громадське радио»

Об украинской экономике и текущем курсе гривны говорим с экономистом, аналитиком Сергеем Фурсой.

Сергей Стуканов: Что значит индекс Биг Мак?

Сергей Фурса: На самом деле ничего. Образно говоря, этот рейтинг показывает сколько стоит один и тот же продукт Биг Мак в разных странах. Но мы интерпретируем, что доллар должен быть по курсу восемь гривен, а можем интерпретировать, что Биг Мак должен стоить в три раза дороже, для того, чтобы мы сравнялись с американцами.  

Ирина Ромалийская: То есть это просто попсовая тема?

Сергей Фурса: Да, это такая попсовая развлекательная вещь, которая не несет ничего. И если кто-то из нацбанка начинает говорить об индексе Биг Мака — это уже все, пиши пропало. Это последний аргумент перед крахом.

Ирина Ромалийская: По вашим оценкам, каким сейчас должен быть курс гривны?

Сергей Фурса: Таким, как он есть сейчас. Сейчас курс обоснован, межбанк сбалансирован, и для текущей экономической ситуации такой курс является справедливым.

Сергей Стуканов: Есть ли у нас основания на данный момент беспокоиться о курсе гривны?

Сергей Фурса: Фиксированного курса уже нет, нацбанк отказался от этой политики. Он сглаживает большие колебания. В августе точно ничего не произойдет, если не случится каких-то форс-мажоров. В октябре-ноябре будет давление на гривну, осенью спрос на доллар будет расти.

Ирина Ромалийская: От чего это зависит?

Сергей Фурса: Становится холодно, мы покупаем больше нефтепродуктов, газа. Но в этом году давление газа не будет, для закупки мы используем долларовый кредит. Но есть историческая привычка — осенью все люди пойдут и будут покупать доллар, отчего курс вырастет.

Ирина Ромалийская: На сколько курс изменится?

Сергей Фурса: Если вам кто-то говорит, что знает на сколько изменится курс — он обманщик. Давление на гривну будет, но никто не знает насколько. А если будет транш МВФ и сопутствующие кредиты, это давление легко снизится.

Сергей Стуканов: А если обвалится российский рубль, это потянет гривну вниз или мы уже не так зависимы от российской экономики?

Сергей Фурса: Мы с Россией конкурируем на внешних рынках. Если, например, рублю сильно падает, то это повышает конкурентоспособность российской продукции. Соответственно, для наших экспортеров выгодно, чтобы снижался и курс гривны, чтобы мы занимали ту же нишу.

Если курс гривны не снижается, доля продажи наших экспортеров падает, у нас падает валютная выручка и гривна все равно снижается, потому что платежный баланс нарушается.  

Сергей Стуканов: Всегда ли колебание курса гривны связано с объективными причинами? Часто говорят, что это просто кому-то выгодно.

Сергей Фурса: Тут вопрос причинно-следственной связи — если вы знаете, что будет колебание курса, то можете заработать. Вы просто используете такую информацию, но сами не приводите к этой ситуации. И в 2008, и в 2014, были объективные причины, чтобы гривна обвалилась.

Сергей Стуканов: А сегодня есть основания для обвала гривны?

Сергей Фурса: Отсутствуют. Сейчас экономика более-менее сбалансирована.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.