Слухати

К половине похищений в Крыму причастны госструктуры, — Ташева

28 січня 2017 - 22:30 138
Facebook Twitter Google+
Сегодня в Киеве прошло 7 заседание Всемирного Конгресса крымских татар. В повестке дня — заявление о давлении на адвокатов Полозова и Курбединова

В студии «Громадського радио» — координатор организации «КрымSOS» Тамила Ташева.

Ирина Ромалийская: Сегодня в Киеве прошло 7 заседание Всемирного Конгресса крымских татар. Каковы его результаты?

Тамила Ташева: Это было заседание исполнительного комитета крымских татар. В том числе обсуждались документы по национально-территориальной автономии крымских татар в составе Украины. Также сегодня обсуждался вопрос давления на независимых крымских адвокатов. Была принята резолюция в поддержку адвокатов, в частности Эмиля Курбединова и Николая Полозова.

Ирина Ромалийская: В резолюции декларируется, что на полуострове преследуются адвокаты. Какая весомость этого документа?

Тамила Ташева: Я бы не недооценивала диаспору крымских татар. Она достаточно сильная во всех странах, где есть крымские татары — Турции, Канаде, Румынии, Болгарии, США. Представители диаспор крымских татар контактируют со своими органами власти и будут передавать эту резолюцию своим правительствам. Нам необходимо за эти 10 дней, которые Эмилю Курбединову дали в качестве административного ареста, попытаться защитить его с помощью всех возможных механизмов. Конечно, это не должно ограничиваться таким заявлением. На следующей неделе мы планируем ряд оффлайновых мероприятий.

Татьяна Курманова: Как вы расцениваете этот арест на 10 суток?

Тамила Ташева: С одной стороны, это давление на адвокатов и Адвокатское объединение, одним из координаторов которого является Эмиль Курбединов, а с другой стороны, это выбивание всех адвокатов из его адвокатской группы, так как эти адвокаты ведут десятки уголовных и административных дел. Из офиса Эмиля была изъята вся аппаратура и документы. Это очень ударит по подзащитным, дела которых ведут эти адвокаты. Можно привести пример Редвана Сулейманова, в деле которого все было очень запутано. До 30 числа у него должен был продолжаться арест. Вдруг Эмиля задерживают и арестовывают, а Редвану продляют время ареста до 27 февраля. Вместо Эмиля Курбединова ему назначили государственного адвоката.

Ирина Ромалийская: 26 января адвокат Эмиль Курбединов был задержан. Он ехал на обыск в доме активиста Сейрана Салиева, потом его остановили сотрудники ГАИ, а потом на место приехали сотрудники ФСБ. В итоге его привезли в суд и вдруг оказалось, что его судят по административному делу за то, что летом 2013 года он опубликовал на своей странице «Вконтакте» видео с митинга организации Хизб ут-Тахрир. Спустя 4 года после произошедшего ему дали 10 суток.

Татьяна Курманова: Близкие говорят, что это похоже на месть, так как больше на Эмиля ничего не удалось найти.

Тамила Ташева: Эмиль — очень активный адвокат. Давление на адвокатскую группу, которую представляет Эмиль, началось не сейчас. Можно вспомнить дела первой севастопольской четверки Хизб ут-Тахрир, когда прокурор затребовал совершенно иные цифры ареста для них, но суд постановил, что ребятам дают 5 и 7 лет. Сейчас прокурор обжалует эти действия. Но это был прецедент, так как по этой статье чаще всего не дают меньше 10 лет.

Ирина Ромалийская: Для меня это дело было показательным с точки зрения раскрытия личности Эмиля Курбенова. Только он соглашался говорить открыто на камеру. Он не боялся публично высказываться в поддержку своих подзащитных.

Эмиля арестовали 26-го. То есть мы может ожидать, что выйдет он 7-го?

Тамила Ташева: Да.

Татьяна Курманова: Насколько я понимаю, вопрос о том, сможет ли Эмиль Курбединов защищать фигурантов дела Хизб ут-Тахрир, еще открыт?

Ирина Ромалийская: Речь идет о том, что могут найти какие-то доказательства того, что он причастен к деятельности организации Хизб ут-Тахрир.

Тамила Ташева: Во время обыска в доме Эмиля Курбединова его адвоката Джемиля Темишева долгое время не пускали в квартиру. То, каким образом вели себя сотрудники ОМОНа и ФСБ, о многом свидетельствует. Они пытались задержать группу людей, которые пришли в поддержку Эмиля и его семьи. Конечно, говорить о том, что он защищен, нельзя. Эдем Смедляев тоже говорит о том, что им сейчас нужна поддержка, в том числе поддержка цифровой безопасности. Если мы сейчас не защитим Эмиля, это будет очень негативным сигналом для всех адвокатов, которые сейчас там продолжают работать. Таких адвокатов мы должны ценить и пытаться защищать.

Татьяна Курманова: Несколько правозащитных организаций 26 числа обратились к МИДу Украины с требованием отреагировать на задержание Эмиля Курбединова. Что-то об этом уже известно?

Тамила Ташева: Заявление речника МИДа Марьяны Бецы появилось на следующий день. С одной стороны, они заявили об этом, с другой стороны, я знаю, что есть определенная внутренняя работа. Бездействием это назвать нельзя. Кроме того, мы ожидаем заявлений от европейских структур. Было заявление от «Freedom House» и «Front Line Defenders». Сейчас мы ожидаем заявлений от Amnesty International и ряда других организаций. Сейчас давление на Россию должно быть настолько сильным, чтобы им было неповадно заводить против него уголовное дело.

Ирина Ромалийская: Это влияет как-то на позицию России?

Татьяна Курманова: Мне кажется, ситуация с Ильми Умеровым в этом смысле показательна.

Тамила Ташева: Да. Дело даже не в том, что его выпустили, а в том, как к нему относились. После того, как нему было привлечено внимание, к нему стали относится гораздо аккуратнее. Это давление должно осуществляться не только путем заявлений. Мы сейчас работаем с каждой из международных структур, говоря им о том, что это давление должно быть очень точечным. В случае с Ильми Умеровым сама Ангела Меркель взяла этот вопрос под свой контроль.

Ирина Ромалийская: Не кажется ли вам, что это влияет на судьбу отдельного человека, а не на ситуацию в целом?

Тамила Ташева: Мне кажется, что сейчас нам нужно решить вопрос с Эмилем. Это будет хорошим сигналом о том, что мы можем защитить адвоката, который работает над правозащитными кейсами.

Что касается системы, вся она в России гнилая. Я не уверена, что мы можем повлиять на всю систему. Но мы просто обязаны защитить людей, которые там работают.

Татьяна Курманова: Не могу не вспомнить Эрвина Ибрагимова, который был членом исполнительного комитета конгресса. 8 месяцев о нем уже ничего не известно. Люди в форме ДПС его выкрали в мае.

Тамила Ташева: Мы очень серьезно занимаемся темой насильственных исчезновении. Уже 7 месяцев подряд мы выходим под посольство. Также мы постоянно контактируем с его семьей. Его место пустует уже 3 заседания исполнительного комитета подряд. На это очень сложно смотреть. Никакого расследования по его делу не ведется. При том, что его родные и друзья собрали массу материалов и передали их следователю. Однако, как говорит его отец: «Полиция не может искать моего сына в своем кармане». Слежка за его семьей продолжается по-прежнему.

Если проанализировать 15 похищений, произошедших на территории Крыма, то как минимум по семерым делам видно вовлечение государственных структур. Это зафиксировано либо свидетельскими показаниями, либо на камерах наблюдения. Скоро мы будем представлять отчет по всем этим исчезновениям. Это уже можно отдавать в международные структуры.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.