Слухати

Как квартирные воры и врачи скорой реагируют на музей АТО в доме на Троещине?

05 березня 2017 - 20:40 1641
Facebook Twitter Google+
На этаже обычной многоэтажки на Троещине появился музей АТО

rychard_gorda.jpg

Ричард Горда // «Громадське радио»
Ричард Горда
«Громадське радио»

В студии «Громадського радио» — создатель музея и волонтер Ричард Горда.

Валентина Троян: Как вы создавали музей АТО? Как на это реагировали ваши соседи?

Ричард Горда: У меня с соседями уже где-то полгода идет «война». Они видят, что я еду на фронт, и говорят: «Да вы задолбали со своей войной». Я терпел, терпел и не вытерпел. Однажды утром я взял краску и решил показать им, где война, а где мир. Сначала я сделал стены возле лифта желто-голубыми. Потом подумал, что надо сделать уголочек красно-черным.

Наталья Соколенко: Сделали?

Ричард Горда: Сделал. Это их еще больше взбесило. Потом я перешел в большой коридор, где находятся квартиры, и временно раскрасил стены в красно-черный. Жена моего соседа вышла и говорит: «Уберите этот цвет. Мы понимаем, что идет война». «Как понимаете? Вы же до этого говорили, что не понимаете», — спросил я. Больше уважения ко мне у них стало, когда появились военные фотографии. Они начали относиться ко мне лояльнее. Даже здороваются по утрам. Сын этой женщины готов помогать нам финансово.

Валентина Троян: Фотографии ваши?

Ричард Горда: Мои.

Валентина Троян: Насколько я знаю, ваши фотографии были представлены в некоторых конкурсах.

Ричард Горда: Да, на конкурсе Министерства обороны. У меня много фотографий. Это и Красногоровка, и Авдеевка, и муралы.

Валентина Троян: Я так понимаю, что все началось с ремонта?

Ричард Горда: Да.

Валентина Троян: Вы самостоятельно делали ремонт?

Ричард Горда: Да. На ремонт ушло ровно 6 дней.

Валентина Троян: У вас представлены, возможно, какие-то осколки снарядов?

Ричард Горда: Это планируется. Я через 2-3 недели поеду на фронт и оттуда привезу.

Валентина Троян: Часто ли ездите на фронт? Чем именно вы помогаете бойцам?

Ричард Горда: Ездил часто. Потом, когда финансирование упало, начал ездить дважды в месяц. Последняя поездка была 4 декабря.

Валентина Троян: Вы возите бойцам термобелье.

Ричард Горда: Да. Это началось в 2014 году. К нам пришла женщина с 18-летним сыном. Он доброволец. Женщина попросила чем-то помочь. А мы как раз занимались термобельем. Он как померял его, так третий год и носит. За три года у нас получилось больше 17 000 комплектов. Где-то тысячу комплектов мы бесплатно раздали в 2014 году. Потом нам начали помогать, давать деньги на пошив. И мы за 3 года раздали больше 4000 комплектов.

Наталья Соколенко: Разве термобелье не входит в список обязательных вещей, которые выдает Минобороны?

Ричард Горда: Я промолчу про это термобелье. Такую ткань в Китае продают за 45 центов.

Наталья Соколенко: То есть оно не греет?

Ричард Горда: Ребята говорят: «Хоть это есть, и то спасибо». Один комплект дают на год. Это просто смешно, тем более, когда идут боевые действия. Оно то сгорит, то порвется. Мы только на промзону завезли около 300 комплектов. 100 комплектов привез я, а около 200 комплектов нам подарила фабрика, которая находится под Киевом. Тяжело, одним словом.

Валентина Троян: Куда чаще всего приезжаете?

Ричард Горда: Мы ездим по всей линии фронта. Когда опять начались активные боевые действия, это была промзона, Авдеевка, Станица Луганская.

Валентина Троян: О вашем музее уже писали журналисты. Может быть, появились желающие пополнить вашу коллекцию?

 

 

Ричард Горда: Пока желающих нет. Но был интересный случай. Вчера к соседям приехала скорая помощь. Сосед говорит: «Врачей минут 15 нет, а они, оказывается, стоят на этаже и рассматривают фотографии».

Где-то 4 дня назад на этаже я заметил подозрительного мужчину, который увидел меня и быстро начал вызывать лифт. Потом мне сказали, что тут очень часто лазят квартирные воры. У меня возле квартиры висит боевой флаг «Правого сектора». Так получилось, что вор испугался.

Валентина Троян: Возможно, вы планируете везти на фронт еще какую-то помощь?

Ричард Горда: Сейчас я жду, пока мне позвонят по поводу линолеума в очень большом количестве. А так я вожу то, чем помогают люди. За каждую поездку мы отвозим около 2 тонн молочной продукции. Ребята этому очень рады.

Валентина Троян: Кто вам помогает?

Ричард Горда: Есть люди, которые помогают постоянно. Есть люди, которые помогают из-за границы. Помогают друзья. Потихоньку тянем на себе, хотя помощь упала в 5-6 раз.

Валентина Троян: Почему люди меньше помогают?

Ричард Горда: Обеднели. Люди отдали на фронт все и остались ни с чем. Я сам такой же. Мы отдали на фронт все. 3 года у нас не было средств на то, чтобы сделать ребенку операцию.

Наталья Соколенко: Но вы не сдаетесь. Почему?

Ричард Горда: Потому что ребята там ждут помощь. Если мы все опустим руки, сами понимаете… Честно скажу, от государства нет такой помощи, как от людей. Люди везут все. Как-то мне позвонили с промзоны и сказали, что им нужна туалетная бумага.

Валентина Троян: Вы были удостоены награды Народного Героя Украины. Что для вас это значит?

Ричард Горда: Это значит, что люди доверили мне помощь армии. А наградили меня за то, что я занимался ранеными бойцами. Мы отвозили очень много медикаментов. Бывало 2-3 поездки в неделю. Я приезжал и через час-два уезжал. Вся квартира была доверху завалена медикаментами. А тот, кто мне обещал, слово не сдержал до сих пор.

Наталья Соколенко: Как жена реагирует на вашу деятельность?

Ричард Горда: Благодаря ей и держусь. Она помогает очень сильно. Когда я на фронте, она вместо меня ведет переговоры, принимает помощь, когда-то помогала вывозить переселенцев с Донецка.

Наталья Соколенко: Скажите, как ее зовут?

Ричард Горда: Ирина.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.