Слухати

Как получить соцвыплаты на линии разграничения, если вы «перемещенец»?

28 липня 2017 - 15:27 590
Facebook Twitter Google+
54 жителя Авдеевки отказались от статуса внутренне перемещенного лица. Причины обсуждаем с Дариной Толкач, координатором благотворительного фонда «Право на защиту»

В Авдеевке 54 человека были вынуждены отказаться от статуса ВПЛ. Они — так называемые «перемещенцы», ВПЛ, которые
вынужденно переселились в пределах одного населенного пункта  — Авдеевки — из-за того, что их жилье было повреждено или
разрушено. И как «перемещенцы» они имели проблемы с постановкой на учет ВПЛ

 

Татьяна Курманова: Почему в Авдеевке сложилась такая ситуация?

Дарина Толкач: История достаточно длительная, был длительный процесс становления понимания того, что закон Украины о правах ВПЛ предусматривает возможность получения статуса ВПЛ как для лиц, которые переместились из одного населенного пункта в другой, из одной области в другую, так и для людей, которые вынуждено покинули свои дома в рамках одного населенного пункта и переехали в его другую часть. И они все равно являются ВПЛ, если читать правильно закон о правах ВПЛ. Определение, которое приведено в законе, не устанавливает рамок перемещения в пределах каких-либо административных единиц в рамках государства и устанавливает причины перемещения: конфликт либо другие обстоятельства, которые вынуждают лицо покидать постоянное место проживания для обеспечения своей жизнедеятельности и охраны здоровья.

По завершению трех лет с начала конфликта Министерство по вопросам социальной политики и местные управления социальной защиты продвинулись в понимании этого явления и начали (благодаря огромным усилиям правозащитных организаций и юристов) более-менее систематически документировать «перемещенцев» справками ВПЛ. В связи с этим и ранее возникало огромное количество вопросов, а в связи с новыми законодательными инициативами и нововведениями, которые вступили в силу в конце мая — в начале июня (изменение в постановление № 505, регулирующее адресную помощь ВПЛ) началась огромная путаница с пониманием норм.

Татьяна Курманова: Кому выдавать помощь, а кому нет?

Дарина Толкач: Проблема заключается в том, что невзирая на серьезные потуги со стороны общественных организаций и Министерства по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц внести адекватные изменения в постановление №505 с целью избежать большого количества пробелов, которые ставили в крайне неловкие и абсурдные ситуации многих переселенцев, эти потуги не закончились ничем. Параллельный процесс пересмотра постановления №505 Министерством социальной политики происходил все время, к концу мая они «разродились» новой концепцией и текстом изменений в постановлении.

Концепция следующая: «мы хотим, чтобы социальную помощь получали только те люди, которые наиболее остро в ней нуждаются». А последующим шагом должно было быть урегулирование вопросов о населенных пунктах, которые попадают в перечень подконтрольной, неподконтрольной территории и зоны боевых действий, приближенные к линии разграничения, с последующим увеличением адресной помощи. Экономией на одних они хотят увеличить объем помощи лицам, которые наиболее остро нуждаются.

Первое сделали, сократили количество людей, которые могут получать адресную помощь, следующие шаги пока не последовали. Эти изменения предусматривают возможность получения адресной помощи только для тех лиц, которые покинули населенные пункты, находящиеся на неподконтрольной территории либо в зоне ведения боевых действий.

Большое количество людей, которые выезжали из населенных пунктов в начале конфликта (когда там проходили боевые действия и которые сейчас считаются подконтрольными Украине) фактически не имеют оснований для получения помощи. Хотя они и могут проживать уже в других регионах, куда были вынуждены выехать ранее.

Более того, в новой редакции постановления было установлено: помимо лиц, которые покинули неподконтрольную территорию и зону проведения военных действий, основания для получения адресной помощи имеют те лица, которые предоставят акты о разрушении или невозможности использования недвижимого имущества. Тем самым докажут факт того, что они не могут вернуться домой и не могут пользоваться имуществом.

Татьяна Курманова: Законодательство регулирует, кто должен выдавать этот акт?

Дарина Толкач: Измененное постановление №505 не предусматривает формы акта, более того, можно было бы закрыть глаза на это. Например, практика нашей организации по делам о компенсации за разрушенное в ходе военных действий имущество показывает, что в принципе допустимыми являются любые формы актов, потому что они не установлены законодательно. Любая фиксация разрушений, их объема, стоимости является допустимым доказательством для суда, как показывает судебная практика.

Разъяснений управлением социальной защиты относительно актов не было, понимания того, какие требовать от ВПЛ документы с целью последующего назначения социальной адресной помощи, в УТСЗН нет. Интересная часть этой истории в том, что акты бывают очень разные и практика документирования в разных регионах очень разная.

Например, есть населенные пункты, в которых обязательно требуется подпись начальника ЖЭКа по месту разрушенного имущества (дома нет, а ЖЭК есть). Или, например, начальник ЖЭКа отказывается подписывать акт о разрушении дома из-за того, что по этому объекту числятся коммунальные долги.

Татьяна Курманова: Этот акт технического состояния, я так понимаю, не может распространяться на людей-«перемещенцев»  внутри одного населенного пункта?

Дарина Толкач: Не может распространяться на тех людей, которые переместились в рамках населенного пункта, находящегося на линии соприкосновения, потому что они и так попадают в категорию людей, которые имеют право на получение социальной адресной помощи.

Татьяна Курманова: Человек получает только часть выплат?

Дарина Толкач: Человек, перемещаясь в рамках одного населенного пункта, становясь ВПЛ, лишается временно возможности получения пенсии, которую он получал, находясь по адресу регистрации в этом населенном пункте. Согласно постановлению №365 он, являясь ВПЛ, должен пройти проверку в управлении социальной защиты, что он проживает по новому адресу и подтвердить факт, что он является переселенцем, имеет право на пенсию и другие виды социальных выплат.

Человек попадает в промежуток времени, когда не получает выплаты, которые мог получать находясь в той части населенного пункта, где он до этого проживал и не имеет право получать социальную адресную помощь как переселенец.

В связи с этим эти 54 человека в Авдеевке и были вынуждены отказаться от статуса ВПЛ, чтобы хотя бы иметь доступ к своим законным выплатам, которые они получали, проживая в этом населенном пункте до перемещения.

Татьяна Курманова: Можно ли в судах оспорить этот механизм?

Дарина Толкач: Мы считаем, что возможно. Мы подали по одному из таких дел исковое заявление, будем следить за динамикой развития и ждать разъяснений суда в отношении ситуации. Пока нет конкретного решения или постановления суда можем только основываться на юридической логике и на логике,  которую можем отследить в нормативных актах.

Татьяна Курманова: Кроме этих людей, которые отказались, много еще людей, которых может коснуться такая лакуна в законодательстве?

Дарина Толкач: Такая ситуация наверняка коснется большого количества людей, которые перемещаются в тех населенных пунктах, где все еще продолжаются военные действия. По Марьинке был случай, когда человеку, который зарегистрировался как ВПЛ, было отказано в адресной помощи по той причине, что УТСЗН не посчитало новое место проживания безопасной зоной (и не могут осуществить выезд для проверки, якобы рекомендуя человеку еще раз переместиться). Но это противоречит той правовой логике, заложенной в постановлении №505: если факт перемещения зафиксирован справкой, человек имеет основания для получения адресной помощи.

Татьяна Курманова: Кабмин каким-то образом объясняет этот вопрос, например, по акту технического состояния?

Дарина Толкач: Мы написали обращения на Кабмин, Министерство по вопросам социальной политики с требованием предоставить разъяснения о применении новых редакций статей постановления №505. Пока такого разъяснения мы не получили. Мне кажется, «комизм» ситуации в том, что правозащитники просят центральный орган разъяснить нижестоящим органам суть их работы.

Татьяна Курманова: БФ Право на защиту фиксировал случай, когда были какие-то дополнительные требования, чтобы вообще взять человека на учет как ВПЛ.

Дарина Толкач: Согласно закону  никаких дополнительных требований нет. Суть нашей  работы заключается в том, чтобы пресекать такие практики всеми возможными правовыми методами. Мы предоставляем бесплатную правовую помощь, люди имеют возможность обратиться в ряде городов за юридической помощью, по результатам интервенций адвокатов и юристов такого рода практики зачастую пресекаются, иногда заканчиваются судебными тяжбами.

Наверно, самая успешная часть судебных разбирательств касается постановления №365 в отношении пенсий для ВПЛ. С нашей точки зрения, постановление неправомерно сужает нормы, законы Конституции. На сегодня была динамичная положительная практика решений суда в пользу ВПЛ.

Сейчас тенденция начала несколько меняться, появились решения вышестоящих судов, которые противоречат этой практике. Одновременно с этим есть серьезные вопросы с исполнением решений. Даже получая решения в пользу ВПЛ, мы часто сталкиваемся с невозможностью исполнить их. Это, скорее, обусловлено некими политическими мотивами. Мы помним яркие заявления вице-премьер-министра Розенко в отношении судебных решений по 365 постановлению: мол, раз судьи такие умные, пусть сами едут и выполняют свои решения.

БФ «Право на защиту» работает в шести городах: Харьков, Запорожье, Днепр, Славянск, Северодонецк, Мариуполь. Можно звонить на «горячую линию», вас перераспределят по месту нахождения на юристов в соответствующих территориальных офисах, можно писать на Фейсбук и сайт и получать консультации.

Полную версию разговора слушайте в прикрепленном звуковом файле.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.