Слухати

Как принимают беженцев в США после введения новой миграционной политики Трампа?

27 березня 2017 - 16:05 286
Facebook Twitter Google+
Представители гражданской инициативы Восток СОС недавно вернулись из США, куда ездили по специальной программе «Открытый мир»

О том, как принимают беженцев в США расспросим представителя организации Юлию Красильникову.

Валентина Троян: Вчера вы вернулись из США, куда ездили по специальной программе. Что это была за программа?

Юлия Красильникова: Это программа «Открытый мир», которая финансируется американцами, и ежегодно из Украины по этой программе ездят представители разных категорий — это могут быть сотрудники сферы образования, судьи, милиционеры. И уже второй год подряд ездят представители неправительственных организаций для того, чтобы перенять успешный опыт в темах, которые сегодня актуальны для Украины.

Валентина Троян: Я так понимаю, речь идет о беженцах?

Юлия Красильникова: Да, мы встречались с организациями, которые занимаются помощью беженцам, ветеранам и жертвам пыток.

Сергей Стуканов: Это беженцы из каких стран?

Юлия Красильникова: Очень много беженцев из африканских стран, но они помогают беженцам из разных стран.

Валентина Троян: Вам удалось поговорить с этими беженцами и услышать отзывы о том, как им живется?

Юлия Красильникова: Немного, мы общались с детьми в школе для мигрантов, но в основном, это дети, которые живут в Штатах несколько лет, и они не знают проблем с позиции взрослого человека.

Также мы общались и с теми, кто только подает на статус, кто живет в центре для искателей убежища.

Сергей Стуканов: Как это происходит — распределение беженцев из этих центров по всей стране?

Юлия Красильникова: В США принимают уже конкретные семьи или конкретных людей из лагерей для беженцев, которые находятся в разных странах. Это люди, которые уже прошли процедуру, а в процедуре человек в таком лагере живет от 18 до 24 месяцев, но бывают случаи, когда люди там живут годами. Например, мы общались с девочкой, которая родилась в таком лагере, и приехала в Штаты уже в возрасте восьми лет.

В США приоритетно принимают тех, у кого есть родственники, и кто сможет помочь устроиться, может быть также языковой критерий, но до этого года не было никаких ограничений, они принимали всех, независимо от стран, религий и знания языка, и сами на месте помогали адаптироваться. Сейчас это меняется, но пока не известно, в какую строну, они пока сами не знают, кого дальше смогут принимать.

Когда человек приезжает в страну, в каждом городе есть организации, которые дают информацию, в какой штат они могут принять беженца, в зависимости от того, какая громада может помочь и какая ситуация есть с жильем и работой. Например, в Баффало, где мы были, большое количество беженцев из Бирмы.

Когда человек приезжает в город, который ему распределили, ему снимают жилье, с какой-то минимальной мебелью.

Человек приезжает, его поселяют, и уже с первого дня начинается процедура оформления каких-то социальных пособий, проведение языковых курсов, начинаются образовательные программы по трудоустройству и поиск работы

Сергей Стуканов: Снимают за деньги громады?

Юлия Красильникова: Это федеральное финансирование, и там выделяется около 1100 долларов на каждого члена семьи на 90 дней. Но они не получают их наличными, за эти деньги до их приезда снимают жилье, готовят мебель. Отдельно еще есть деньги на покупку продуктов.

Человек приезжает, его поселяют, и уже с первого дня начинается процедура оформления каких-то социальных пособий, проведение языковых курсов, начинаются образовательные программы по трудоустройству и поиск работы. Потому что после 90 дней эти программы переселения работают только в плане помощи с языком и трудоустройством. Дальше человек должен сам сориентироваться.

Валентина Троян: Вам удалось пообщаться с кем-то из украинских беженцев, например, с теми, кто выехал в США из-за конфликта на Донбассе?

Юлия Красильникова: Мы были в центре, где проживают искатели убежища, там нам предоставляли статистику за 2015 год. И из 250-ти человек, которых они приняли за год, было 7 человек из Украины. Но, поскольку статистика не актуальная, нам не смогли рассказать, на каких основаниях люди искали убежища. Поэтому ни с кем из Украины не удалось пообщаться.

Сергей Стуканов: После истечения 90 дней, человек остается привязан к месту, куда его распределили, ил волен перемещаться по стране?

Юлия Красильникова: Насколько я понимаю, он свободен, если адаптировался, то может перемещаться по стране.

Человек приехал, ему предоставляется возможность получения нового профиля и изучить язык, но использует ли он такие возможности – исключительно его дело

Валентина Троян: Могут ли выдворить из страны такого беженца, если он делает что-то, что противоречит законам США?

Юлия Красильникова: Скорее всего, его могут судить по законам Штатов, но вряд ли его отправят в страну, из которой он бежал.

Валентина Троян: Новый президент Соединенных Штатов Дональд Трамп ужесточает миграционные законы, сокращаются квоты на мигрантов. Поддерживают ли специалисты, с которыми вы общались, такую политику?

Юлия Красильникова: Те организации, с которыми мы встречались, проявляют панические настроения, потому что они не знают, что будет дальше. Они ежегодно занимались приемом людей, понимали, как это все работает. И те 1100 беженцев, которые они планировали принять в этом году, Трамп сократил до 50. Поэтому у них ломается вся структура, сокращают сотрудников. Они не знают, откуда они смогут принимать людей, потому что будут ограничения. Плюс на 3 месяца вообще прекратилось финансирование, то есть они продолжают помогать тем, кто уже на месте, но три месяца не будут принимать новых людей.

Сергей Стуканов: Какие требования выдвигаются перед беженцами в контексте овладения английским языком? Есть ли какие-то ограничения по срокам?

Юлия Красильникова: Строгих требований нет. Им предоставляется возможность — сможет ли человек выучить язык или он будет работать на какой-то низкооплачиваемой работе без знания языка — это его дело. Человек приехал, ему предоставляется возможность получения нового профиля и изучить язык, но использует ли он такие возможности — исключительно его дело.

Сергей Стуканов: Что нужно для получения беженцами гражданства США?

Юлия Красильникова: Если человек в течении 5 лет в статусе беженца проживает на территории США и не совершает серьезных правонарушений, то он может претендовать на гражданство.

Если человек в течении 5 лет в статусе беженца проживает на территории США и не совершает серьезных правонарушений, то он может претендовать на гражданство

Сергей Стуканов: В Баффало, штат Нью-Йорк, проживают украинцы и как много?

Юлия Красильникова: В Баффало есть украинский центр. Там есть 5 украинских церквей, и там довольно много украинцев во втором и третьем поколении, там около 10 тысяч этнических украинцев, это те, у кого в свое время бабушки и прабабушки переехали в США. При том, что население всего города около составляет около 250 тысяч.

Валентина Троян: Какие положительные моменты в США создают мигранты, а какие — отрицательные?

Юлия Красильникова: Из негативного — это восприятие населением. К беженцам в самом начале их приезда формируется отрицательное отношение из-за того, что на них тратятся государственные деньги.

Из положительных тенденций, например, в Баффоло наблюдается то, что беженцев заселяют в хорошие районы города. Так как в центре города много заброшенных домов, и этот район считается неспокойным. Таким образом беженцы оживляют этот район и облагораживают центр.

Также интересная практика, которую они используют, — это реабилитация с помощью терапевтических собак. Кинологи в течение двух лет готовят собаку вместе с ветераном, который ее получит после обучения

Валентина Троян: Также вы интересовались реабилитацией ветеранов. Расскажите, как это происходит в США. И что можно было перенять Украине?

Юлия Красильникова: Ситуаций с ветеранами в США немного пугает. Их около 9 миллионов в США, что составляет около 3% населения страны. Очень многие, особенно те, кто получил серьезный стресс в боевых действиях и особенно в то время, когда это еще не диагностировали, имеют большие проблемы. Среди них распространены наркомания, алкоголизм, они часто совершают преступления. Но их стараются лечить, а не сажать. Также там велика статистика по суицидам — из ста суицидов в день, которые там совершаются, 20 случаев — это ветераны.

Но там есть довольно интересные практики. Довольно активно они используют программу «Равный равному», когда ветеран помогает ветерану. Это действительно работает. Поэтому это важно внедрять и у нас.

Также интересная практика, которую они используют, — это реабилитация с помощью терапевтических собак. Кинологи в течение двух лет готовят собаку вместе с ветераном, который ее получит после обучения. Такая собака может реагировать на стресс, на какое-то эмоциональное расстройство этого человека и в соответствии с ситуацией его успокаивать. И это всегда очень хорошая эмоциональная поддержка, когда у тебя есть такой компаньон, за которым нужно ухаживать, потому что многие ветераны в связи со своим эмоциональным состоянием потеряли семьи, и часто им не хватает поддержки.

Сергей Стуканов: Как общественные организации США сотрудничают с государственными органами?

Юлия Красильникова: Общественных организаций там много, есть очень много узкопрофильных организаций, где буквально 2-3 человека, и они занимаются каким-то одним конкретным делом, например, организовывают встречи для работодателей и беженцев.

Но у них есть проблема — координации недостаточно. Даже представители государственных органов, с которыми мы говорили, говорят, что не хватает координации между всеми, кто что-то делает по одной теме.

Сергей Стуканов: Что для вас было самого полезного в этой ознакомительной поездке?

Юлия Красильникова: Была интересна эта идея профилизации организаций, потому что очень сложно заниматься всем и сразу, как это происходит у нас. Они говорили, что, когда США принимают участие в военных действиях, тоже появляется много организации, но потом они распределяются и фокусируются каждая на своей одной теме.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.