Слухати

Когда выходили из СИЗО «ЛНР», нас спросили: «Кто хочет остаться?» В ответ — гробовая тишина, — Ахмеров

22 січня 2018 - 23:07
Facebook Twitter Google+
С освобожденным из плена «ЛНР» Артемом Ахмеровым говорим о пребывании в плену, освобождении и о планах
Когда выходили из СИЗО «ЛНР», нас спросили: «Кто хочет остаться?» В ответ — гробовая тишина, — Ахмеров / Програми на Громадському радіо

Гость эфира — освобожденный из плена боевиков так называемой «ЛНР» ультрас футбольного клуба «Заря» Артем Ахмеров.

Валентина Троян: Предложение о работе было озвучено в пятницу. Вы с Владом очень активно писали об этом дне в Фейсбуке.

Артем Ахмеров: У нас в пятницу должна была быть встреча с представителями канала ICTV. Изначально это позиционировалось как запись интервью. Мы были в разных местах. Они забрали Влада, я доехал своим ходом. Влад сказал мне подъехать к Дому футбола. Я переходил с красной ветки на синюю. Мне звонит Влад, говорит, что они меня ждут, трубку берет Андрей Павелко и говорит, что будет много сюрпризов. На Олимпийской меня забрал микроавтобус ICTV. Мы доехали до Дома футбола. Там встретились с президентом Федерации футбола Украины. Он вручил нам сувенирную продукцию — экипировку сборной, именные футболки, сертификат на посещение финального матча Лиги Чемпионов в Киеве в этом году, сертификат на посещение всех игр сборной в этом году — официальных, товарищеских, в том числе выездных.

Президент ФФУ сделал нам предложение, от которого тяжело было отказаться. Он предложил нам с Владиславом работу в Федерации футбола в департаменте по развитию инфраструктуры футбола в регионах. Он торопился на Крещение и сказал приходить в понедельник оформлять документы. Мы сегодня были на месте, отдали документы. Владислав будет в сфере работы с воинами АТО, а я буду заниматься работой с болельщиками. Есть проект «Вірні Збірній», который организует культуру боления не только фанатского сектора, но и всего стадиона, как это сделано в Европе. Я буду в группе по координации проекта. Мы с Владиславом будем помогать социальному проекту, организовывать турниры для детей-переселенцев, водить их на футбол.

Валентина Троян: О чем вы думали, когда еще были в плену?

Артем Ахмеров: О чем мы могли думать? Надеялись на скорейшее освобождение. Когда уже заговорили об этом обмене, о большем на тот момент мы не могли мечтать.

Валентина Троян: Когда заговорили об обмене?

Артем Ахмеров: 16 ноября утром из новостей мы узнали о звонке президента соседнего государства непризнанной республике. 17 приехал так называемый «омбудсмен» так называемой «ЛНР», поговорил с нами. Буквально на следующей неделе был переворот, смена власти в «ЛНР». Мы думали, что приход к власти человека из структуры, которая нас «закрывала», ставит наши перспективы в довольно неудобное положение. Тем не менее все прошло гладко. Процесс обмена немножко затих. Местные СМИ показывали, что Украина постоянно срывает этот процесс.

Валентина Троян: Вы узнали о том, что происходит какой-то переворот, изменения, видели «зеленых человечков»?

Артем Ахмеров: Суды никто не отменял. Люди выезжали на «суды», рассказывали. «Зеленых человечков» не видели. Мы знали, что в тот день, это было 21-е, «Луганск24» показывал, что в центре города непонятные вооруженные люди. На этом телеканал прекратил свое вещание. Мы видели, что канал просто черный. А вечером из эфирной сетки пропали все каналы. Мы отключили Т-2. Осталась антенна. Мы искали каналы, было пару невнятных каналов и черно-белым показывало Луганское областное телевидение. До этого ЛОТ не пробивал. Я тогда порадовался. Все было «рідною мовою».

Валентина Троян: Была ли возможность смотреть телевидение ограничена?

Артем Ахмеров: Доступ к телевизору не был ограничен. Нас не ограничивали в выборе канала, но почти все — российские каналы, один местный.

Валентина Троян: У вас с Владом были одинаковые условия?

Артем Ахмеров: Одинаковые, но разные этажи.

Валентина Троян: Ты недавно переболел. Судя по всему, это отголоски пребывания в плену.

Артем Ахмеров: Я заболел ветрянкой. Да, это отголоски тюрьмы. Инкубационный период — 21 день. Я заболел с 8 на 9 января.

 

 

Валентина Троян: Сильно люди болеют?

Артем Ахмеров: Тюрьма здоровья не прибавляет, люди болеют разными болезнями. К сожалению, лечить в условиях изолятора никто не хочет. Есть такая универсальная таблетка анальгин, которую дают от всех болезней.

Валентина Троян: С кем ты сидел? Или ты находился в одиночной камере?

Артем Ахмеров: Я находился в одиночной камере. Это было в самом начале нашего ареста. Это был подвал бывшего здания СБУ. Камера — 3,5 на 2 метра. Там кровать, тумбочка, тусклый свет, серые стены. Я там пробыл с 10 октября 2016 года по 5 декабря 2016 года.

Валентина Троян: Насколько я знаю, во время пребывания человека в подвале пытаются максимально выбить нужную информацию. Это так? Что с тобой происходило в этот период?

Артем Ахмеров: Да, так и есть. Нас постоянно избивали, прессовали, пытались сломать морально. Хотели, чтобы мы признались в том, чего не делали, и подписали бумаги.

Валентина Троян: На что ты рассчитывал, когда узнал об обмене? Вас настраивали на то, что вы никому не нужны?

Артем Ахмеров: Когда мы были в подвале, нам говорили, что мы останемся здесь навсегда, никогда не выйдем. Конвой, который нас возил в суд, говорил, что мы никому не нужны, Украина нас не поменяет. Об обмене конкретно мы узнали 25 декабря прошлого года из российских СМИ. 26-го я подписывал много бумаг, фотографировался на справку об освобождении.

Валентина Троян: С кем ты сидел в камере?

Артем Ахмеров: Народ разношерстный. Я сидел с теми, кто сидел по статьям «убийство», «мошенничество», «наркотики». Все нормально относились, и работники тоже. Не отлично, но нейтрально.

Валентина Троян: Думаешь ли ты вернуться в Луганск?

Артем Ахмеров: Конечно, когда-то мы вернемся в наш город, когда он «переболеет». Когда мы выходили из СИЗО, нам задали один вопрос: «Кто хочет остаться?». В ответ была гробовая тишина. Хотя нас всех глава «республики» помиловал, но никто не решил остаться. Я не верю, что я помилован, что я приеду, и меня не задержат.

Валентина Троян: Когда вернешься в Луганск, что первым сделаешь?

Артем Ахмеров: Наверное, посмотрю на место, в котором мы содержались.

Полную версию разговора слушайте в прикрепленном звуковом файле.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.