Слухати

Громадське радіо / Скачати зображення

«Крым — это территория Украины, мы обязаны о нем заботиться», — активист

24 листопада 2015 - 18:08 187
Facebook Twitter Google+
«Оккупанты не способны обслуживать полуостров без украинской електроенергии», — считает юрист Сергей Мокренюк

Также в студии программы «Киев-Донбасс» юрист и со-координатор движения «Евромайдан-Крым» Сергей Мокренюк рассказал о том, что увидел во время своей поездки в Крым. По его словам, поврежденные електроопоры тяжело найти: они находятся в степи, между ними около 150-200 километров расстояния. «Оккупанты не способны обслуживать полуостров без украинской электроэнергии», — считает Сергей Мокренюк. Юрист говорит, что преступно на территории Украины взрывать опоры и говорить, что это мирная акция. «Есть понятие национальной безопасности, и електроопоры входят туда как компонент», — говорит Сергей Мокренюк.

Юрий Макаров: Объясните, эти две линии параллельные, которые идут на Крым, какая между ними дистанция?

Сергей Мокренюк: На Крым идет не две линии, их больше. Есть поврежденная линия возле Чаплынки и есть поврежденная линия возле Чонгара. Чтобы по дороге доехать от Чаплынки до Чонгара, то нужно преодолеть порядка 150-200 км. Там огромнейший крюк получается. Эти столбы находятся не прямо возле села, они находятся в степи на расстоянии от 5 до 10 км от населенных пунктов. Я туда ездил с журналистами и правозащитником. Мы хотели посмотреть, что там происходит, но никто из «активистов», они отказались сообщать, где это находится.

Ирина Славинская: А это секретная информация? Разве на картах не видно?

Сергей Мокренюк: Степь, она огромнейшая, 10 км от населенного пункта, куда ехать неясно. В том районе, куда не глянь — везде электро опоры. Почему сейчас речь идет о том, что восстанавливают опору, которая ведет линию в Херсонскую область. Когда пошли взрывать — взорвали все, что попало.

Ирина Славинская: Учитывая то, что ремонтники уже получили доступ к ремонту части электроопор, то есть надежда, что с этой проблемой начнут разбираться. Меня интересует, что происходит в Крыму ближе. Знаем ли мы, где сейчас нет света?

Сергей Мокренюк: Я знаю, что по состоянию на три часа ночи в Феодосийской больнице точно не было света. Вчера появились генераторы в отдельных районных больницах. Неспособны сегодня обслуживать полуостров оккупанты без украинской электроэнергии — однозначно. Настолько не способны, что это вызвало огромнейший коллапс.

Юрий Макаров: Я никак не могу понять, это было настолько неожиданно? Я говорю, и о властях Крыма, и о простых крымчанах, которые никак не причастны к принятию решений.

Сергей Мокренюк: Большинство людей, которые проживают в Крыму, так или иначе не очень любят брать ответственность и за свою жизнь, поэтому они надеются на власть. Мы разговаривали с людьми, которые пересекают границу, они говорят, что все нормально и будет хорошо. Они не доверяют и не говорят о проблемах.

Ирина Славинская: Известно, что в административных зданиях свет есть, как на это реагируют люди?

Сергей Мокренюк: В Советском районном отделении полиции света нет до сих пор. Мы прекрасно понимаем, что военные части — абсолютно автономны. Все остальное. Не способна сегодня российская власть обеспечить хоть какую-то жизнедеятельность. В Керчи, например, только 2 заправки сегодня могут выдавать топливо. Выкупили все генераторы, свечи вчера в Феодосии стоили 70 рублей.

Ирина Славинская: А если посмотреть на эту историю с правозащитной точки зрения?

Сергей Мокренюк: Я не считаю этот акт политическим, я считаю этот акт преступлением. Преступно на территории Украины сегодня взрывать опоры и говорить о том, что это мирная акция. Преступно не допускать ремонтников к ремонту опор. Есть понятие национальной безопасности и энергосистема входит в это понятие.

Сейчас происходит столкновение двух миров: советского мировоззрение и мировоззрения новой Украины и по-другому этого не назовёшь. Если мы говорим с точки зрения ценностей человека, его важности для государства и роли государства для человека, тогда мы прекрасно понимаем, что по минимальным расчетам, если говорить просто об украинских гражданах, которые за Украину, то там это до трети полуострова. Это порядка 600 тысяч людей. Это огромное количество людей, которые сегодня за Украину. Когда мы разговаривали с теми, кто пересекал административную границу, те которые разговаривали, говорили одну интересную вещь. Они говорили, что тактически — замечательно, холодный душ, но стратегически — огромный проигрыш. Этот акт является насилием над человеком.

Юрий Макаров: Меня интересует восприятие самих крымчан?

Сергей Мокренюк: Крым — это территория Украины. Да, она оккупирована, но это наша территория. Даже если там всего один гражданин Украины, мы обязаны о нем заботиться. Тем более, когда он не имеет возможности сам себя защитить.

Это действие никогда не приведет к тому, что отпустят всех политзаключенных и Крым вернется, это вредное действие. Когда отключают свет, неужели кто-то думает, что страдают российские военные или чиновники? Без света сидят те, кто за Украину. Да, они готовы терпеть. Но наша цель какая? Сделать вред нашим гражданам?

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.